Некия
Междуглавие 8.
В котором идёт дождь, а Рыбка кое-что вспоминает.




На улице Плащей и Кинжалов хлестал проливной дождь. По-летнему буйный и по-осеннему холодный. Август передёрнул костлявыми плечами и поглубже забился под широкий жестяной карниз, служивший ему временным убежищем. Он был голоден, но о полётах в такую погоду было нечего и думать. Август сердито клацнул зубами и уставился на мягко освещённые окна соседнего домика. Этот дом оскорблял взор жителей Теневой стороны просто одним своим наличием. Выкрашенный весёленькой, ярко-оранжевой краской, которая никак не желала выцветать до допустимого правилами местного приличия тускло-коричневого, он дерзко выделялся среди прочих, одинаково уныло-невзрачных домов, словно дикая орхидея, выросшая среди бурьяна.
Этому домику неоднократно бросали камни в окна, раз или два пытались поджечь, но злоумышленники каждый раз почему-то исчезали при таинственных обстоятельствах, и мало-помалу за домиком закрепилась дурная слава заговорённого, а покушения постепенно сошли на нет.
На подоконнике, в двух симпатичных ящиках из светлого дерева, радостно и задиристо желтели десятки одуванчиков-бессмертников, разгоняя подступающую серость и хмарь. В цветах деловито копошился пушистый сиреневый зверёк - его нос был густо выпачкан в золотистой пыльце.
Август раздражённо фыркнул, переступил с лапы на лапу - когти скрежетнули по ржавой ободранной жестяной крыше, служившей ему насестом - и сунул голову под крыло. Его нервировали не одуванчики, и не единственный солнечный заяц на Теневой стороне, такой же вопиюще нелепый, как и оранжевый дом посреди царящего вокруг мрачного нуара. Август был горгульей - опытной, матёрой, закалённой в воздушных драках. Ему доверяли не только письма, но и ценные посылки - всем известно, что горгульи - лучшие почтальоны, они никогда не путают адреса и не теряют доверенные послания. В какой бы части Города ни находился адресат, можно было быть уверенным - горгулья доставит письмо точно в срок, если ей не помешают. Август был одним из лучших, он обладал прямо-таки потрясающим нюхом на письма. И сейчас он нервно топтался в своей уютной нише, тряс ушами и то и дело слизывал длинным шершавым языком шальные холодные капли с иссечённой боевыми шрамами морды.
В оранжевом домике жгли не отправленные письма. Много писем. Целые десятки. Август чуял запах посланий, обращённых в серый дым, и от этого запаха ему становилось неуютно на душе.

читать дальше

@темы: Город, Междуглавие