21:36 

Глава 29. Второе веснаря. Полдень - вечер.

Некия
Глава 29.
В которой Джеки приглашают Джилл в гости с ночёвкой, а Рыбка отправляется в зоомагазин.




Их звали Джеками все, кто имел несчастье знать их в лицо и никогда не говорили о них в единственном числе, словно не разделяли их на одно существо. Есть Джеки - двое, выше которых только Королева и небо Города, но нет Джека Первого и Джека Второго, или Джека Старшего и Джека Младшего, потому что они родились в один момент, ступили на землю Города в один момент, первый раз выстрелили в человека в один момент и даже голос у них словно бы один на двоих, бросающий фразы и тут же подхватывающий их.
Если Джеки что-то сделали - значит, они сделали это, даже если на самом деле там был только один из них.
Если Джеки что-то сказали - значит, они сказали это, даже если на самом деле говорил только один из них.
Если Джеки присягнули кому-то - значит, оба будут верны, даже если клялся один из них.
Так было всегда. Так обещало и пребывать вечно.
Вечной же обещала быть и их репутация. Самые чокнутые ублюдки в этом Городе, под которыми ходят шлюхи от Порта до Часовой Площади, все мокрушники, щипачи и стрелки, все форточники и медвежатники.
Тем страннее и неприятней было одно внезапное открытие, случившееся с ними в один не самый прекрасный день.
В этот день Джеки открыли бордель, который до этого не замечали и который не принадлежал никому. Невозможная, дикая и идиотская ситуация - ничейный бордель на их земле, который простоял там уже кучу времени и который они проморгали.
Репутация затрещала и пообещала пойти по пизде, если кто-то об этом узнает.
Джеки заматерились и пообещали себе предпринять срочные действия, пока никто об этом не узнал.
Так и вышло, что в один далеко не прекрасный день на пороге "Делириума" оказались несколько неприятного вида молодых людей в масках с мерзкими улыбками - самая проверенная неболтливая кавалерия.
- Кто хозяин? - вопросили молодые люди и для острастки пальнули в воздух.
Один поэт сравнивал войну с объятым огнем борделем - подумали Джеки. И улыбнулась, предчувствуя скорую возможность сравнить.

Пёстрая стайка девиц, похожих на потрёпанных тряпичных кукол - именно такое сравнение приходило на ум при виде милых, но уже видавших виды платьицев - сбилась в кучку, онемев от ужаса и глядя на незваных гостей во все глаза.
- Хозяйки сейчас нет! - пискнуло откуда-то снизу и мелькнули на мгновение кокетливые кудряшки и краешек пышного розового банта, - А по какому такому праву вы смеете врываться...
Послышалось сдавленное мычание и возня - по видимому, крохе зажали рот и поспешно затолкали за чужие спины, чтобы не наговорила чего-нибудь лишнего и опасного.
- Извините её, - вперёд шагнула девица с абсолютно белыми волосами таким же белым лицом. И с примирительной улыбкой на дрожащих губах, - Хозяйка и в самом деле отлучилась, но я уверена, что она скоро вернётся и уладит это небольшое... - она сглотнула, явно волнуясь, но всё ещё стараясь держать себя в руках, - Небольшое недоразумение. Я уверена, что это всё какая-то ошибка, уважаемые господа!

Смеющиеся глаза в прорезях масок, тяжелые черные стволы - за спинами парней, за их молчаливой выжидающей насмешливой угрозой Джеки улыбались - не друг другу и не девицам, но одной улыбкой на двоих.
Занятное местечко - альбиноска, лилипутиха с розовым бантом - явно не для обычной клиентуры, которой нужны сиськи побольше и юбчонка покороче, а там хоть трава не расти. Здесь, похоже, собирались людишки с выдумкой, с особенными вкусами.
Бордельчик, казавшийся мгновение назад местом заурядным, на глазах приобретал колорит и потенциальную доходность.
Опять же - хозяйка, а не хозяин. Мамаша, а не сутенер.
- Молодым девочкам стоить быть...
- ...Аккуратней.
- Время сейчас...
- ...Неспокойное.
- ...Кто знает, что может случиться с такими...
- ...Очаровательными прелестницами, если за ними...
- ...никто не присмотрит.
- ...Быть может, дамы будут любезны...
- ...И пригласят нас войти? Ждать хозяйку на пороге...
- ...Не самое приятное занятие.
Девушкам, не видящим Джеков, могло показаться, что говорит один человек, просто с паузами.
Девушкам, не видящим Джеков, не могло показаться - никоим образом - что их можно рискнуть не пригласить. Напротив. Пригласить, улыбаясь как можно радостней, налить чаю и спросить, не желают ли господа чего-нибудь покрепче.
Оружие покачивалось в пальцах, молчаливо подкрепляя право Джеков не просить, а приказывать, пусть и завуалированно-вежливо.

Беловолосая нервно покусала губы - на самом деле, хозяйки не было уже около суток, и никто из них даже приблизительно не знал, когда она соизволит вернуться. Но, похоже, особенного выбора у них всё равно не было. Она глубоко вздохнула и сделала приглашающий жест:
- Добро пожаловать в наше скромное заведение, джентльмены. Чувствуйте себя как дома.
Кто-то из наиболее сообразительных девиц уже стоял в дверях кухни с подносами.
- Что здесь, мать вашу, происходит?! - раздался за спинами Джеков резкий ледяной голос.
Обладательницей голоса оказалась девчонка лет двадцати на вид с поджатыми губами и решительным выражением лица, которое не очень-то вязалось с тёмными кругами под глазами и рукой на перевязи.

Реакции на голос - по крайней мере, немедленной реакции - не последовало. Ведь они уже проходили, уже рассаживались по креслам, уже разбирали с подносов печенье и пирожные, и явно не считали новоприбывшую достойной того, чтобы отрываться от столь важного занятия. Искуссно сделанные маски не мешали откусывать сдобу, стволы не мешали держать её в руках.
Джеки расположились чуть в стороне, пинком отодвинув понравившееся кресло от остальных. Должно быть, в помещении, куда их пропустили, клиенты ждали своей очереди, листали альбомы с откровенными картинками, а днем собирались поболтать девочки, но обычных для борделей кружев, кокетливых занавесочек и прочей поебени не наблюдалось.
Напротив, всё было по-домашнему, без привкуса розовой пошлости и гадости.
Это им понравилось - местечко и вправду было специфическим. У одной из девочек, кажется, не было руки...
Они сидели на подлокотниках кресла - словно на сидении оставляя место для кого-то ещё, безукоризненно симметричные - и продолжали улыбаться. Хозяева положения, которым достаточно один раз пугануть, чтобы все было принесено на блюдечке.

- О, мэм! - своевременное появление хозяйки показалось Беляночке небесным чудом, - Вы очень кстати, у нас... гости.
- Вижу, - сухо подтвердила вновь прибывшая, оглядывая Джеков и их компанию сузившимися серыми глазами. Чёрт бы их побрал, гостей этих! Она только что из больницы, она не успела позавтракать, она утомлена, голодна и зла. И вот вам, пожалуйста - ещё и новая проблема. Прям одно к одному.
- Может быть, "джентльменам" будет угодно убрать стволы? - поинтересовалась она, определив лидеров, что, впрочем, оказалось не трудно, - Или вы собираетесь воевать с женщинами и калеками?

От кавалерии вновь не последовало реакции - без прямого приказа парни не собирались ни заговаривать, ни убирать. Их назначение было в другом, как у вещи - а именно - создавать атмосферу присутствием, давить на психику.
Потом можно будет посмеяться вдоволь, потом можно будет подумать, почему Джеки приказали то, что приказали, потом можно будет плеваться от приторных пирожных - сейчас они, личная гвардия Джеков, своеобразная элита, пытались двигаться синхронно, подражая боссам и зная, как это нервирует.
Получалось у них весьма недурно - сказывался большой опыт.
Джеки благосклонно посмотрели на них и улыбнулись прицельно взъерошенной новоприбывшей:
- Может быть, "мэм" будет угодно...
- ...прежде представиться?
Короткие фразы они все равно дробили. По привычке.

Девушка сердито процокала на середину зала - стальные набойки оставляли заметные следы на видавшем виды паркете. Таких следов было довольно много, точно здесь регулярно резвились весёлые существа с копытцами на ногах. Чуть повела бровью - её подчинённые бросились прочь из комнаты как мышки, застигнутые котом. Встала перед креслом, глядя на красно-чёрную парочку сверху вниз. Сдунула упавшую на глаза прядку:
- Для вас, господа - мисс Апрельская рыбка. Кто вы такие и чем обязана?
Вряд ли Дезмонд сейчас узнал бы в ней прежнюю милую и озорную девочку.

Девушка не производила впечатления - впечатление создавали за неё мелочи. Например, то, как быстро разбежались девочки, стоило ей только дернуть головой. Или то, насколько глубокие вмятины оставились на паркете.
Мадам борделя явно с характером, если в таком возрасте сумела организовать дело и получать с него прибыль. Но все же ей не хватало опыта - без защиты шлюхи долго не живут. Горят или заканчивают ещё хуже...
Джекам казалось, что они, предвкушая, буквально чувствуют горький черный дым пожарища.
- Молодые дамы...
- ...Одни...
- ...Без мужской защиты, в таком доме...
- ...Кто знает, что может случиться...
- ...Вдруг пожар?
- ...Вдруг кому-то из молодых очаровательных созданий...
- ...Встретиться не слишком хороший человек?
- ...Этот мир, порой, столь недружелюбен...
- ...Мисс. Мы бы могли оградить вас от него...
- За весьма символическую плату.
- ...Гарантия безопасности, спокойная жизнь...
- ...Любой дебошир будет вынесен вперед ногами...
Со стороны могло показаться, что Джеки набиваются в охранники.

Рыбка была не дура и прекрасно понимала, к чему идёт разговор. У этих ребят (Рыбка про себя сразу же стала называть их Мёртвыми Близнецами. Почему ей пришло в голову именно это прозвище - она и сама не имела понятия) не было недостатка в телохранителях, а у телохранителей - в оружии. И держали его парни вполне профессионально, чего уж там. Ясно как день, что что-что, а неприятности они ей обеспечат по самую макушку, только дай повод. Разумеется, нужно было догадаться, что в Городе существует нечто вроде мафиозной организации, иначе Теневая сторона утонула бы в анархии. Странно только, что они не объявились раньше.
Левой, здоровой, рукой Рыбка взяла с ближайшего подноса фарфоровую чашечку с китайским зелёным чаем и подчёркнуто непринуждённо уселась в кресло прямо между Красным и Чёрным. В конце концов, это они у неё в гостях, а не наоборот. В горле слегка першило после дороги, она неторопливо пригубила ароматную жидкость и внимательно посмотрела сначала на одного из Близнецов, потом - на второго. Один ухмылялся, видимо, изображая любезную улыбку, второй смотрел мрачно и слегка надменно. Рыбка с лёгким стуком поставила чашечку обратно на поднос.
- Ваше предложение весьма любопытно, господа, но я до сих пор не знаю ваших имён. Это слегка затрудняет общение, вы не находите?

Это была наглость и ох какая наглость - между Джеками не было места никому, кроме Королевы - и они поднялись, разом. Словно две одинаковых птицы взлетели, только одна черная, другая красная
Если у мадам хватит глупости отказаться от защиты - за эту наглость она расплатится отдельно.
Но это потом. Пока же Джеки больше ценили выгоду, и потому встали за спинкой кресла, один слева, другой справа. Наклонились.
- Я Джек, - сказали они одновременно и засмеялись - различить смех было невозможно. - Вам...
- Много сказало это имя...
- Драгоценная мисс?

- Ну, как сказать...
Рыбка чуть не хмыкнула. "Джек" - надо же! Джек во второй степени! Впрочем, чему удивляться - это весьма распространённое имя.
Она красноречиво взглянула на потолок - давно не крашеный, покрытый сеточкой чёрных трещин. На красивую, но вытертую мебель. С первого взгляда ясно, что "Делириум" далеко не шикует, а "защита" Мёртвых Близнецов явно стоят немного больше, чем та "символическая плата", на которую они намекнули, явно иронизируя. Гораздо хуже было другое - эти типы начали ей нравиться, причём сильно, до холодных мурашек в животе. Рыбка озабоченно нахмурилась. Это надо было срочно прекращать. Рыбка закинула ногу на ногу:
- Господа врываются в моё заведение, тычут оружием в кротких, беззащитных девушек, да ещё и пугают меня всякими ужасами вроде пожаров и мерзавцев. Какой у меня неудачный день...
Она скорбно покачала растрёпанной головой и допила чай, стараясь, чтобы зубы не звякнули о чашку. Ещё не хватало, чтобы они решили, будто она боится. Хотя, чего скрывать, ей было немного не по себе. Если бы претензии Джеков касались лично её, она только расхохоталась бы им в лица, но теперь она отвечала за свою маленькую ненормальную семью... Как ни крути, а привязанности делают слабее.
- Сколько вы хотите?

Они чуть не замурлыкали - два больших кота вместо двух птиц. Девица оказалась вполне разумна и начинался торг, занятие почти столь же веселое, как огонь пожаров и запах крови. Конечно, если долго заниматься только первым, второго начнет сильно недоставать, но в жизни Джеков всегда были места, куда можно было прийти за кровью. Мест, куда можно было прийти за торгом, было куда меньше.
Они любили торговаться. Любили отстаивать свою выгоду.
Это было так весело, игра кошки с мышью. Проверка - зарвется? Не зарвется? Струсит или нет?
- Половину дохода, - сказали они разом и снова разулыбались - довольные сытые коты, глядящие на маленькую мышь.
Если бы мадам согласилась сразу, это, право, было бы ужасно скучно.

Рыбка отставила чашку и принялась накручивать на палец прядь волос, притворяясь, что серьёзно раздумывает.
- Хм, а половины будет не маловато? - проговорила она наконец, - Может, семьдесят процентов, плюс бесплатное обслуживание ваших ребят по воскресеньям, да ещё вдобавок лично от меня ежедневный утренний минет в качестве комплимента от заведения, а?
С каждой фразой её голос взвивался всё выше, а пальцы сильнее стискивали подлокотник. Потом Рыбка разом расслабилась как ни в чём не бывало:
- За половину дохода, мальчики, сами тут вкалывайте, а я на вас посмотрю.

Они не недооценили её - мадам приняла вызов. Правда, в том, как она это сделала, было что-то истерическое, что-то, готовое прорваться безумием - неловким, стыдным и страшным - но это было только веселее.
Не то чтобы Джеки любили истеричек. Зато они любили яркие эмоции, особенно такие, которые вызывали сами.
- Что же...
- ...если мисс не согласна с нашим предложением...
- ...особенно не согласна столь яростно.
- Быть может, ей есть, что предложить самой?
Делаем ставки, господа и дамы. Делаем ставки.
Кавалерия сидела вокруг молча - пили чай, закусывали печеньем - и изображала фон происходящего.

Предложить? Что ж, почему бы и нет?
- Деньги - это всего лишь форма энергии, - она улыбнулась с таким видом, точно давала понять: такая низменная форма её интересует в этот мире меньше всего, - А энергия имеет свойство прибывать, убывать и истощаться...
Сломанную ключицу чувствительно кольнуло - видимо, она неловко повернулась. Рыбка облизнула губы:
- Есть несколько вариантов. Первый - я склоняюсь перед несомненным преимуществом в силе, соглашаюсь на ваши возмутительные требования, это приводит к разорению - через месяц, самое большее, через два моим девочкам придётся искать другую работу, и вы в любом случае останетесь ни с чем. Второй вариант - я посылаю вас далеко не в самых изящных выражениях, зато далеко и надолго. Разумеется, у вас, господа Джеки, найдутся контраргументы, возможно, даже, крупного калибра. Но, как и в первом варианте вы не получите никакого дохода. Но!
Она подняла палец, призывая к вниманию:
- Мы можем обсудить и третий вариант - по взаимовыгодному энергообмену. Ваша уважаемая организация выдаёт нам подъёмные, сумму мы можем определить позже. Я привожу дом в надлежащее состояние, приобретаю для девочек косметику и аксессуары, привлекаю солидную клиентуру, в общем, налаживаю бизнес по максимуму. И когда "Делириум" начнёт приносить реальный доход, тогда мы снова встретимся за рюмочкой чая и обсудим ваши проценты. Хочется надеяться, что следующая наша встреча будет проходить в атмосфере искренности и дружелюбия. И уже без сопутствующих мордоворотов со стволами.
Рыбка неслабо рисковала, прекрасно понимая, что с этими ребятами смертельно опасно играть в игры. Но действие обезболивающего давно закончилось. Ей было всё труднее продолжать сохранять маску бесстрастия и не послать всех подальше в "неизящных выражениях" прямо сейчас.

Меняться взглядами не стали. Не стали и выходить из-за кресла. Разговор был серьезный и ставки приличны, но Джеки всегда любили рисоваться так же сильно, как и получать прибыль. Иначе не стали бы синхронными отражениями друг друга - даже наедине, даже в закрытой комнате, где нет больше никого.
- Заманчиво.
- Но кто же даст нам гарантии...
- Что юная мисс вроде вас..
- ...не сбежит с подъемными...
- ...на следующий же день вместе с остальными...
- ...столь же юными и очаровательными мисс?
Так рисковать с ними не решались уже давно. Это интриговало.

- Клянусь своей девичьей честью! - хозяйка борделя поднялась и с очень серьёзным видом приложила руку к сердцу, - Если же подобные гарантии вас не устраивают, то... где выход, вы знаете.
Рыбка утомлённо рухнула обратно в кресло и буркнула:
- Керосиновая лавка за углом, чтобы вам два раза не ходить.
Кажется, она немного перестаралась с буффонадой и её сейчас красиво размажут по стенке.
Рыбке было уже всё равно.

- О, мисс явно...
- ...недооценивает нашу фантазию.
- Пожары так тривиальны.
- Так часто случаются.
- Так скучны.
- Куда интереснее филигранность.
- Нежность.
- Пинцеты.
- Щипцы.
- А темные переулки столь опасны...
- Возможно, до первой прибыли...
- ...одна из прелестниц поживет у нас?
- Поверьте...
- ...С нами её честь будет в такой же безопасности...
- ...Как если бы красотка сидела в закрытом сейфе!
Кто-то из Джеков коснулся её волос. Мягко. Почти нежно. Увещевая.

Вот это, пожалуй, было уже слишком. Рыбка на миг потеряла самообладание и отдёрнулась - звякнули на полу осколки фарфоровой чашки. Сердце заколотилось раза в три быстрее, чем ему полагалось. Со стороны могла показаться, что прикосновения Джеков ей донельзя противны. Вероятно, они бы долго и заливисто смеялись, если бы знали, что ей почудились тяжёлые перстни на чужих пальцах.
Кажется, ей пора лечиться. Кажется, она сходит с ума.
Рыбка выровняла сбившиеся дыхание, не глядя на Джеков.
Чтобы, чего доброго, не замурлыкать.
- Попросите кого-нибудь из ваших парней сходить и позвать Джилл. Худощавая блондинка среднего роста с необычными по цвету глазами.
Они не доверяют её честному слову, но уверены, что она не бросит в беде одну из своих девочек? Забавные ребята.

Слов не было - парень встал словно бы сам. Волчья маска ухмылялась разверстой пастью. Он вышел, слышно было, как где-то завизжала девушка - одинокий звонкий звук наполнил дом и сошел на нет, постепенно затих.
Джеки ждали, молча стоя за спиной у хозяйки. Им нравился произведенный эффект, черный раскрытой ладонью водил над её волосами. Не касаясь, но так близко, что казалось - она легко может почувствовать тепло его ладони.

- Я же попросила позвать, а не доставить частями, - Рыбка укоризненно оглянулась, уходя от прикосновения. Да что же им неймётся-то, а?

- Юные особы часто бывают...
- ...Чрезмерно нервными.
Явное нежелание мадам подставляться под ласку было понятным. Мало кому нравится, когда в его личное пространство вторгаются с такой обескураживающей наглостью. Но всё же было в нем что-то настораживающее, что-то, что почти провоцировало взяться за девицу всерьез и посмотреть, насколько легко закружится у неё голова, если быть более однозначными.
Черный сделал едва заметный жест пальцами. Красный почти невидимо склонил голову.
Обмен репликами с трудом можно было заметить и так, а тут ещё и волк в маске вернулся, ведя за собой девушку, явно пребывающую в крайнем раздрае чувств.

Парень втолкнул Джилл в комнату - не сильно, просто лёгкий тычок между лопаток, чтобы живее двигалась, но Джилл запнулась о край ковра и упала. Она была слепа.
Рыбка с сомнением покачала головой. Нет, по поводу "безопасности и сохранности" Джеки явно приврали. Если только они не надумают реально держать её всё время в каком-нибудь сейфе - с них вполне станется. Может, стоило позвать кого-нибудь менее... ценного, например, Сюзи?
- Джилл...
- Мисс Рыбка? - девушка подняла залитое слезами лицо, такое же белое, как осколки фарфоровой чашки, - Что происходит, мисс?
Губы у неё дрожали.
Рыбка вздохнула. К сожалению, на Теневой стороне с чистыми руками долго не походишь.
- Джилл, тебе придётся некоторое время погостить... у Джека.
- У Джека? - большие глаза и впрямь редкого перламутрового оттенка стали ещё больше, а на лице появилось выражение облегчения и надежды.
- И у... ещё одного Джека.
Надежда на лице Джилл сменилась растерянностью.
- Но мисс...
- Не обсуждается! - отрезала хозяйка, - Я сделаю всё возможное, чтобы забрать тебя обратно как можно раньше... если захочешь, конечно. А сейчас - живо иди собирать вещи.

Ей и правда ничего не грозило. Воевать с девчонкой, да ещё слепой, было бы для Джеков слишком жалко. Поживет в отдельной комнате, чтобы парней не пугать. Погуляет по саду. Птичек покормит.
Видит Королева, не первый у них гость и не последний.
- Никто не причинит вам вреда...
- ...молодая мисс.
Они звучали успокаивающе, вкрадчиво, пр-кошачьи.
- Наш человек просто не успел понять...
- ...Что с такой прелестной леди стоит быть аккуратней.
- Не волнуйтесь...
- Мы ему объясним.
Под маской парень наверняка побледнел. Впрочем, это вряд ли было кому-то видно.

Рыбка протянула левую руку, помогая Джилл подняться на ноги. Та, нащупав протянутую ладонь, сперва схватилась за неё, но тут же отшатнулась с испуганным возгласом:
- Ах, мисс, у вас...
- Что?
- Руки... - Джилл съёжилась, втянула голову в плечи и выдавила чуть слышно, - Кровь... у вас на руках.
Рыбка удивлённо взглянула на ладонь, потом перевернула тыльной стороной. Рука была чистой.
- Джилл, не мели чушь, - произнесла она ласково и устало, а потом всё-таки поставила её на ноги и заботливо подвела к выходу, где уже робкой стайкой толпились её встревоженные подруги. Рыбка коротко бросила им несколько инструкций, касающихся Джилл, дала пятнадцать минут на сборы и захлопнула дверь.
В открытое окно ворвался звон курантов - Башенные часы звонили полдень.

Полдень. Джеки подняли головы.
Полдень противоположность полуночи, они не слишком любили его, но во всем есть свое удовольствие.
Сейчас они уйдут отсюда. Сейчас они отпустят парней и пойдут в ресторанчик на одной из улиц Теневой - "Под старым фонарем". Там их знают, приносят одинаковый заказ в одинаковых тарелках, там официантки уже не пугаются, когда с ними говорят одним голосом из двух ртов.
- Что же, мисс...
- ...Мы рады, что вы так разумны.
- Вы не будете обижены.
- Никаких бед в вашем заведении.
Кавалерия поднялась, как по команде. Джеки обошли кресло и синхронно наклонились - обе рыбкиных ладони полыхнули, как ожогом, прикосновением губ.

***


Джеки ушли, с ними ушла Пророчица - блаженная Джилл. Рыбка, отказавшись отвечать на расспросы, велела принести бутылку виски и надолго заперлась в своём кабинете. Судя по доносящемуся оттуда позвякиванию, она пила, чокаясь с зеркалом. Девочки никогда раньше ещё не видели хозяйку в таком состоянии, но обсуждать случившееся вслух они не решались.
Им было здорово не по себе

Рыбка плеснула в стакан на два пальца янтарной жидкости, но пить больше не стала - бутылка и так опустела почти на треть, а ей нужно сохранить хотя бы относительно ясную голову. На столе перед ней были разложены фотокарточки вроде тех, которые она показывала Долохову целую вечность назад. Только на сей раз на изображениях были вовсе не девочки "Делириума". Формой и размером картинки напоминали игральные карты и со стороны могло показаться, что Рыбка раскладывает хитрый пасьянс.
Она взяла цветную фотографию, с которой обаятельно улыбался светловолосый молодой человек с заострёнными ушами, некоторое время изучала её с сомнением, а затем отложила в сторону. Дезмонда в эту историю втягивать было попросту подло. Следующим пристальному изучению подвергся чёрно-белый портрет мужчины с тонким породистым лицом. Фото выглядело выцветшим, слегка смазанным и лицо мужчины было чуть отвёрнуто от объектива, словно он не хотел попасть в кадр, но был застан врасплох и не успел отвернуться. Рыбка держала карточку двумя пальцами, точно ей было неприятно к ней прикасаться, а затем также отложила её, перевернув изображением вниз.
С этой силой ей связываться не хотелось. Не то, чтобы у неё были какие-то серьёзные основания опасаться Воки, но при мысли о нём начинали ныть зубы и противно холодело в груди, а своим чувствам Рыбка пока ещё доверяла.
Со следующей фотографии угрюмо смотрел исподлобья человек с с лицом, прорезанным ранними морщинами. В светлых волосах кое-де виднелась еле заметная седина, точно он испачкался в табачном пепле. от уголков губ по щекам тянулись два неровных шрама, пародирующих широкую улыбку,но не жуткую, как, видимо, задумывалось изначально неизвестным автором, а трагически-горькую. Это было лицо человека, когда-то несомненно красивого, но пережившего немало тяжёлых испытаний. И, вероятно, оно бы вызывало у зрителя неподдельное сочувствие, если бы не одно обстоятельство - с этого лица как две чёрные дыры на зрителя в упор глядели мрачные глаза убийцы.
Рыбка долго смотрела в эти глаза, машинально поглаживая фото подушечками пальцев.
- Что будет, - тихонько спросила она у человека с карточки, - Если мы введём в игру ещё одного Валета, а, Джек?
Изображение, разумеется, ничего не ответило. Рыбка достала из колоды следующую карточку и, рассмотрев изображение, удивлённо подняла брови.

***


Сумерки - время, когда приоткрывается щель между мирами. Время, когда может случиться всё, что угодно.
На Теневой стороне сумерки стояли почти всегда. Солнце, словно не решаясь показаться надолго, стыдливо высовывало из-за тяжёлых серых туч то один краешек, то другой, но и тогда его холодные красноватые лучи не могли пробиться сквозь влажный, густой от тумана воздух. Сумерки царили, властвовали и довлели до тех пор, пока не наступала пора уступить место ночной темноте. Рыбка ускорила шаг - темнело здесь быстро - гораздо быстрее, чем в другой половине Города. Половине ли? Рыбке не раз приходило в голову, что светлая и Теневая стороны в Городе не равны. Вот только за какой из них преимущество - этого она сказать не могла.

Рыбка осторожно пробиралась по узким переулкам - в иных мог запросто застрять какой-нибудь толстяк - стараясь не зацепить правым локтем за неровные стены, покрытые влажными потёками. Стены сходились всё ближе, два или три раза она даже зацепилась юбкой за какие-то мусорные баки, один раз угодила каблуком в глубокую щель между тротуарными плитками и чуть не подвернула ногу. Каблук, к счастью, выдержал. Тени окружали Рыбку, стараясь помешать, удержать, не пустить дальше...
Завернув в третий раз в одну и ту же подворотню, Рыбка поняла, что ходит кругами, и остановилась, прижавшись лопатками к холодной неровной стене. Куда теперь?
Тень подползла ближе, лизнула кончик тонконосого башмачка. Рыбка зло ударила каблуком, высекая искры из подвернувшегося булыжника. Мелькнула синеватая вспышка и тень поспешно убралась.
- То-то же, - буркнула Рыбка и решительно двинулась дальше. Переулок заметно раздвинулся, да и туман стал как будто пожиже, точно Теневая сторона сдалась, уступив её яростному напору. Но Рыбка знала, что это не так - Теневая сторона просто так не отступается от своей добычи.
Ей было всё равно.

Навстречу стали попадаться лавочки и магазины, ничуть не похожие на те по-праздничному яркие павильоны, что встречались ей на светлой стороне. Эти были мрачные, без витрин и с наглухо задвинутыми ставнями. Потрёпанные вывески были загадочно-двусмысленными или, напротив, совсем не примечательными на первый взгляд. "Безмолвный хирург" - может, и впрямь немой, а, может, и просто неразговорчивый. Вынет пулю, заштопает распоротый живот, приладит деревянную ногу и не будет задавать лишних вопросов. "Слесарная мастерская" - что здесь делают? Отмычки? Оружие? "Дезинфектор" - наёмный убийца? Рыбка задержалась было у покрытой растрескавшимся лаком вывески с безобидной надписью «Приворотные зелья» и тут замерла, почувствовав запах экзотических благовоний. Как ни странно, сладковатый аромат доносился не из этой лавки, а из соседней, на двери которой красовался плакат, выглядящий весьма необычно для Теневой стороны. На плакате были нарисованы очаровательный котёнок и щенок со смешной, умильной мордашкой, а вокруг прихотливо вилась кокетливая надпись: "Любовь и верность можно купить за деньги!"
Рыбка толкнула дверь - приторный аромат усилился, а где-то в глубине помещения приглушённо звякнул медный колокольчик.

За прилавком стоял пожилой азиат в шёлковом халате, расписанном драконами и черепахами. Он курил тонкую длинную трубку и посматривал на Рыбку из-за клубов дыма внимательными узкими глазками.
Рыбка мельком огляделась по сторонам и потянула носом. Сладкий запах благовоний доносился, несомненно, из этой трубки.
Старик в очередной раз затянулся, выдохнул изящное колечко сизого дыма и с достоинством поклонился:
- Добро позаловать в мой скромный магизин, госпоза. Цем ництозный торговец мозет услузить вам?

Рыбка вынула из складок юбки небольшой кусочек глянцевого картона размером с игральную карту и положила на прилавок. Узкие глазки продавца на миг расширились и девушка успела заметить, что радужки у него разного цвета. Правый глаз был цвета переспелой черешни, а левый - светло-голубой, как очень застиранное небо. Азиат молча ждал и Рыбка разлепила губы:
- Я слышала, что у вас можно приобрести животных… необычных животных.

- О, - старик широким жестом обвёл ряды стеллажей, уставленных клетками и загадочными ящиками с отверстиями, из которых доносился шорох и ворчание, некоторые из них были обмотаны цепями, - У нас сирокий выбор разлицных зивотных. Сто именно вас интересует?

- Мне нужен... - Рыбка слегка замялась, подыскивая подходящее слово, - Телохранитель. Да, телохранитель. Такой, чтобы мог меня защитить… такой, которому я смогу доверять. Вы можете мне помочь?

Улыбка китайца несколько поблекла.
- Конесно, именно для этого я здесь. Стобы помоць. Вам нузна засита, от цего? Цего вы боитесь?

Рыбка дернула углом рта в пародии на улыбку. Бояться она не боялась – чувство страха у неё атрофировалось давно и прочно. Но защита нужна не только от страха.
- Мне нужна защита от людей. От мужиков с оружием, которые думают, что, раз их больше и они сильнее – значит, им всё позволено. Я хочу спокойно засыпать в своей постели не опасаясь проснуться среди ночи от звуков взламываемой двери. Хочу… хочу, чтобы рядом со мной всегда кто-то был. Кто-то, кто никогда не бросит меня, не оставит, что бы ни случилось.

Старик вновь затянулся трубкой. Какое-то время он просто разглядывал Рыбку, а затем вынул мундштук изо рта и снова выпустил кольцо сизого дыма.
- Прискорбно. Вы не производите впецатление слабой зенсины. Но, если вы настаиваете...
Он щёлкнул пальцами. Из-за занавески, отделяющей заднюю часть магазина, послышалась возня. Мгновение спустя оттуда, тяжело переставляя лапы, показалось существо, напоминающее смесь волка с утыканным костяными шипами крокодилом. Существо было впряжено в массивную клетку, накрытую тёмной тканью, которую оно волокло за собой. Китаец жестом указал на клетку.
- Думаю, это то, сто вам нузно. Взгляните.

Рыбка даже присвистнула, увидев чудо-юдо, выползшее из-за занавески. Сперва ей показалось, что азиат предлагает ей именно это существо в качестве питомца и пару секунд в ней боролись два противоречивых желания – отказаться и переформулировать запрос, или взять с собой этого жуткого уродца просто искусства ради. Но потом она сообразила, на что в действительности указывает продавец, поэтому шагнула к клетке и откинула ткань.

На неё внимательно смотрел крупный доберман, лежащий на подстилке из соломы. Похоже, короткое путешествие его ничуть не побеспокоило, как и внезапно появившееся лицо Рыбки.

Рыбка некоторое время смотрела в черные влажные собачьи глаза, потом подняла взгляд на продавца:
- А почему вы держите его в клетке?

- В клетке? - тот хитро прищурился, - В какой клетке?
Клетки больше не было, как и притащившего её существа. Доберман стол рядом с Рыбкой и разглядывал её не по-собачьи умными глазами.
- Так госпоза зелает его приобрести?

- Ещё не знаю.
Рыбка присела рядом с псом, протянула руку ладонью кверху:
- Давай знакомиться, красавец.

Доберман отвернулся и поднял взгляд на китайца. Тот развёл руками.
- Простите, госпоза, но вы зе просили необыцное зивотное. Поверте, луцсего телохранителя вам не найти, но и обрасения он требует соответствуюсего. Для нацала нам придётся заклюцить контракт.

- Хорошо, я вам верю, - Рыбка почесала собаку между острых ушей и встала, - У вашего магазина очень хорошие рекомендации. Контракт, так контракт.

Продавец сжал мундштук трубки крепкими желтоватыми зубами и хлопнул в ладоши.
- Превосходно, госпоза! - он рассеянно огляделся, - Где тут у меня были контракты?
Он погрозил помещению пальцем и направился к прилавку. Покопавшись под ним, он извлёк на свет свиток. Сдув с него пыль, старик развернул его и жестом указал на длинное чёрное перо в чернильнице.
- Просу, госпоза. Поставте подпись. Тем самым вы возмёте на себя обязательства по заботе над зивотным. И примете на себя ответственность за его дальнейсую судьбу.

- Не возражаете, если я сперва прочту? – Рыбка бегло пробежала взглядом витиеватые строчки и оглянулась на собаку, - Так, значит, его имя - Дитрих?
Доберман поднял морду и навострил уши.
- Хм, вроде бы, ничего сложного, - Рыбка потянулась за пером и поставила под текстом контракта размашистую подпись, - Теперь всё?

Китаец одним резким движением схватил свиток и, бросив взгляд на подпись, кивнул.
- Несомненно, госпожа, - его акцент тут же куда-то пропал, - Теперь вы полностью и целиком отвечаете за него. Желаете ещё что-нибудь?

Рыбка подняла брови:
- Список команд на немецком, пожалуйста. Я плохо владею этим языком.

Старик удивлённо вскинул брови.
- Простить меня, госпоза! Я плохо говорить вас язык!
Он улыбнулся невинной улыбкой.
- Мало-мало говорить! Сто зелаете?

- Понятно, - вздохнула Рыбка, - Значит, будем обходиться своими силами.
Она свистнула собаке и похлопала себя по колену – рядом, мол. Дитрих немедленно поднялся и
неподвижно замер рядом с ней подобно изваянию.
- Благодарю вас, думаю, он - то, что мне нужно, - Рыбка улыбнулась азиату, - Сколько я вам должна?

Китаец покачал головой.
- Сто вы, госпоза. Вы узе сполна за всё расплатились.

Рыбка покусала губы:
- Что ж, как скажете, - она поправила повязку на руке и дёрнула головой, - Идём, Дитрих!
Пёс скользнул за ней безмолвной тенью.

Когда Рыбка и её новый питомец покинули магазин, старик с усмешкой проводил их взглядом, после чего обратил внимание на прилавок. Там лежала пара древних игральных костей. Китаец нахмурился.
- И ты здесь? - он выпустил струю дыма, - Как интересно.

@темы: Оглавление, Город

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

НЕКИЯ

главная