16:11 

Междуглавие 6. Первое веснаря. Утро - день.

Некия
Междуглавие 6.
Которое можно и не читать, так как в нём всё равно не происходит ничего принципиально важного.




Через щели в рассохшейся дощатой крыше пробивались солнечные лучи, полные танцующих пылинок. Один из них, медленно переползая по полу, добрался до длинного уха, покрытого нежно-сиреневым пушком, которое торчало из вороха тряпок в углу. Добрался и слегка пощекотал. Ухо дёрнулось, потом под тряпками заворочался небольшой бугорок и наружу высунулась любопытная мордочка солнечного зайца. Зверёк косо повёл глазами из стороны в сторону, понюхал воздух, пахнущий пылью и весенним солнцем, чихнул и завозился, выбираясь из укрытия.
- Ну ещё пять минуточе-е-ек! - умоляюще донеслось из того же вороха.
Весна там, или не весна, а Апрельская рыбка страсть как не любила рано вставать по утрам, поэтому она натянула ветхое одеяло на голову, чтобы назойливое солнце не лезло в глаза, и перевернулась на другой бок.
Заяц шустро провёл лапками по мордочке, умываясь, потом беззвучно поднялся, скакнул на внутренний скат крыши, а с него - на игрушечную лошадку, покрытую выцветшей, облупившейся краской. Лошадка качнулась, по-старчески скрипнув.

Под столом что-то завозилось, издавая тряпичный шорох и невнятное мычание. Потом это что-то, резко вскочив и поднимая за собой гору тряпок, которыми было накрыто, стукнулось о столешницу, издало громкое, хотя и приглушенное, ругательство, и стремительно выползло из-под стола. Остановившись на некотором расстоянии от напавшей на него мебели, что-то покрутилось на месте, запуталось в тряпках, с грохотом рухнуло на пол, снова приглушенно выругалось, повозилось уже лежа на полу, разворачивая кокон тряпья и, наконец, нащупав выход дернулось вверх, являя всему миру пыльного, заспанного и измазанного какой-то непонятного происхождения гадостью Кона.
- Ну якорь же мне в задницу, провернуть и отчалить, - зевая во всю глотку, оповестил о своем пробуждении парень. Клацнув зубами в конце зевка, он потер ушибленную голову, нашарил где-то в куче изрыгнувшего его тряпья котелок, водрузил его на место, не отряхивая, и, в конце концов, открыл слипшиеся глаза.
Некоторое время Коновей молча моргал, глядя перед собой. Потом стал ворочать головой и моргать заметно чаще. Потом он быстро пробежался руками по собственному телу, ощупывая его пальцами, словно пытаясь убедиться, что оно настоящее. Добравшись до щеки, он потер ладонью свежую щетину а потом резко ущипнул сам себя за кожу.
- Ах ты ж каракатица вонючая, шлюпку тебе в хребет!.. - видимо сильно ущипнул. Но, прервав поток ругательств, парень вскочил на ноги, еще раз ощупал себя с ног до головы и, вдруг раскрыв рот, заорал во все горло:
- Ааааааааааааааааааааааааа!!!!! Ааааааа-ххаа-ахха-ххххххаааааа! Получилось!!!! ПО-ЛУ-ЧИ-ЛОСЬ!!!!!! Хххааааххахха!!!!
И тут же стал, пританцовывая, скакать по комнате, распевая свое:" ПО-ЛУ-ЧИ-ЛОСЬ!"

- Ну твою же азиатскую мааать!... - мученически донеслось из угла, и из пыльного кокона показалась взлохмаченная голова Рыбки с застрявшим в волосах мусором и паутиной, - Ты что, мужик, охренел так орать? В такую рань? Грёбаных восемь ночи, а ты концерты устраиваешь! - она снова нырнула в кокон и спустя мгновение в Кона полетел замшевый сапожок со стальной подковкой на каблуке.

Кон, продолжая танцевать, увернулся от не слишком метко брошенного сапога, подскочил к вороху тряпья, в котором пряталась Рыбка, извлек ее наружу и радостно заорал в лицо, напрочь игнорируя все ее жалобы по поводу поздней ночи и раннего утра одновременно:
- Рыбка!!!! Рыбка!!!! Получилось! У нас получилось, Рыбка!!! Ну или у него получилось! Я тут! Тут! Целый! Живой! Просыпайся и пошли праздновать!!! - при каждом очередном выкрике парень радостно встряхивал девушку, явно пытаясь таким образом донести до нее всю свою безмерную радость и неотложную необходимость отпраздновать "что получилось". Что именно получилось он так сказать и не удосужился. Видимо был слишком взволнован.
То, что Рыбка назвала его "мужиком"... Не "Коном", не "Коновеем" и даже не "Коном, еб твою мать!", а именно "мужиком"... Этот факт как-то ускользнул от его перевозбужденного и перегруженного эмоциями восприятия.

На рот парня легла не слишком чистая ладошка, перекрыв поток радостных восклицаний.
- Мммм... - Рыбка помотала головой, частично вытряхивая из всклокоченных волос пыль и мелкий мусор вроде хрупких мышиных косточек, - Во-первых, заткнись, у меня от твоих криков разболелась голова. Во-вторых - немедленно поставь меня на пол.
Она говорила медленно как в полусне, даже глаза не удосужилась открыть.
- Я не спрашиваю, откуда ты меня знаешь. Не спрашиваю, как ты здесь оказался. Как мы оба здесь оказались. Но я хочу сперва выбраться отсюда и найти место, где можно будет выпить кофе. И принять душ, потому что... - она потянула носом и слегка поморщилась, - Он нас обоих здорово несёт как от бомжей. А когда я приду в себя, тогда и решу, позволить тебе лапать меня и дальше, или врезать тебе по яйцам. Идёт?

Опешив от такого безразличного тона, предположительной угрозы дать по яйцам и фразы "...откуда ты меня знаешь...", Кон поставил Рыбку на место, и даже протянул руку, чтобы разгладить складки на ее одежде, но вовремя опомнился - "...лапать..." ее явно сейчас не стоило.
Неловко улыбнувшись, Кон отступил на шаг назад, убрал руки за спину и промямлил:
- Ну...это...извини. Я просто очень рад...Ладно... Кофе так кофе...
В мозгу у парня шевелилось зарождающееся сомнение, но оно было еще слишком молодо, чтобы расправить ручки и, протянув их к его мозгу, проорать:" Паааааапааааааа!" Посему главная суть произошедшего снова ускользнула от Кона, оставив лишь ощущение, что Рыбка спросонок немного агрессивна и необщительна, а также имеет свойство не узнавать товарищей. Но это, по видимому, легко исправить чашечкой горячего крепкого кофе и душем.

Сиреневый заяц, покинув свой облезлый насест, взвился в воздух, вихрем разгоняя солнечные пылинки, и приземлился на Рыбку, уютно устроившись у неё на плече.
- А, это ты, животное... - голос её немного потеплел, Рыбка подняла руку и рассеянно почесала зверька за ухом. Тот довольно пискнул, подставляя шею точь-в точь как кошка, - А ведь я всё ещё не придумала, как тебя назвать...
Она приоткрыла один глаз и наконец-то посмотрела на Кона.
Похож на бродягу. Может, это и впрямь бродяга, который устроился зимовать на чердаке ещё до того, как она пришла сюда через зеркало? Впрочем, она сама сейчас навряд ли выглядит лучше...
Рыбка открыла второй глаз, обозревая чердак. Теперь, в дневном свете, который сочился из всех щелей, чердак показался ей смутно знакомым, словно она бывала здесь раньше, только спросонья она никак не могла сообразить, когда и где это было.
Если она не ошибалась, вон там, в центре, должен быть люк и лестница, ведущая вниз.

Кон восхищенно уставился на зайца, челюсть отвисла, глаза загорелись:
- Это что?.. В смысле, кто? Почему он сиреневый?
Ему даже в голову пока не пришло, что он и правда может выглядеть, как бездомный бродяга. Что стоит помыться, возможно, даже, постирать одежду, зубы почистить, в конце концов. Слишком большое эмоциональное возбуждение сейчас испытывал сейчас Коновей, чтобы думать о мирском. Реальность легко проскальзывала сквозь его широко распахнутые глаза и, не задевая своим присутствием воспаленный радостью мозг, выдувалась через уши бушующими внутри счастливыми ветрами.

Рыбка посмотрела на него как на слабоумного:
- Ты что, дядя, никогда не видел солнечного зайца?
Она сняла зверька с плеча и подбросила вверх как мячик. Заяц стукнулся лапками о скат крыши, да так и остался там, словно световое пятно, пущенное из зеркальца. Только застрекотал что-то недовольно-сердитое.
Коновей сначала чуть не охнул, когда Рыбка бросила зайца в воздух. Ему красочно представилась картинка того, как бедный зверек бьется головой о крышу, Рыбка не ловит его, и тот падает на пол, заканчивая свой жизненный путь в хрусте переломанных костей, клочках содранного о грубый дощатый пол меха и жалобном писке. Но ,когда заяц вполне уверенно ткнулся в потолок лапами и в добавок обругал Рыбку оттуда на своем заячьем языке, парень успокоился - видать это местный зверь. Видать для него это нормально - ползать по потолку и быть сиреневым. Но на вопрос ответил честно:
- Неа, не видел. Никогда, - и еще кивнул головой для пущей убедительности.
Рыбка прошла на середину чердака - там и впрямь оказался квадратный люк, утопленный в дощатый пол. Взялась было за тяжёлое кольцо на крышке - и тут до неё дошло:
- Постой-ка... может быть, ты не местный? Как ты тут оказался вообще?
Этот вопрос поставил Кона в безвыходное положение. Зарождавшееся ранее в нем сомнение, теперь вольготно развалилось в его мозгу, закинуло ногу на ногу и повело плечами, устраиваясь поудобнее.
- В каком смысле?.. - промямлил Коновей не очень уверенно, - То есть... Как это "Как я тут оказался"? И что значит "Не местный"? Ты что, хочешь мне сказать, что ни хрена моржового не помнишь, что ли?

Рыбка озадаченно поскребла затылок. Она помнила зиму, наступившую стремительно и внезапно. Помнила чёрную карету Долохова, растворяющуюся в ночи. Только сейчас при мысли о Тони в груди больше не расцветал болезненный ком горечи и обиды - наверное, спячка пошла ей на пользу. Рыбка помнила снег и молчаливое существо в зеркале, которое спасло её от неминуемой гибели на морозе. Помнила застрявшего в зеркалах солнечного зайца, которого спасла уже она...
А ещё, где-то на самой грани сознания мелькали смутные воспоминания о невозможной синеве - то ли неба, то ли моря, то ли того и другого вместе... но как только Рыбка пыталась сконцентрироваться на этих воспоминаниях, как они тут же уплывали прочь, а голова начинала невыносимо гудеть.
- Не помню, - наконец, сказала она, дёргая кольцо люка. Оно никак не желало поддаваться, - У меня, знаешь ли, в голове опилки, поэтому там вообще мало что задерживается... Ну что ты стоишь, помогай, давай! Видишь, хрупкая девица не справляется одна!

- Хммм... - парень был озадачен и, даже, расстроен. Его не помнили. "Четверг", судя по всему, тоже не помнили. Надо будет в этом разобраться попозже. Да и поискать других. Может Дезмонд или Ворона помнят? Или Степной... Скорее Дезмонд. Из-за схожести ситуации. Ну не может он быть таким уникальным одним - должен быть кто-то еще. Оскар - тот точно все помнит. Но, памятуя сколько его искали ребята, искать его как-то не хотелось. Хотя, при встрече, определенно стоит сказать спасибо.
Кон подошел к люку, аккуратно отодвинул Рыбку в сторону, взялся руками за кольцо и сильно, но плавно, потянул на себя.
- Опишлки-шмопилки... Эээээээээхххххх! - люк шевелился, но поддавался с трудом. То ли примерз, то ли дерево от сырости разбухло. Пришлось поудобнее перехватить кольцо и потянуть еще несколько раз, прежде чем люк понемногу пошел вверх. Из приоткрывшейся щели потянуло отсыревшей штукатуркой, кладовкой и лежалым бельём.

- Молодец! - Рыбка даже подпрыгнула, хлопая в ладоши, - Как тебя зовут, кстати?
Кон, скорчив рожицу "Ладно, будем играть по этим правилам...", улыбнулся. щелкнул привычно подтяжками и протянул Рыбке руку, предварительно отряхнув ее о брюки, тем самым то ли замазав еще сильнее, то ли не изменив ее состояния в корне:
- Коновей. Можно Кон.
- Отлично, Кон! - Рыбка быстро пожала ему руку, - Пусть я тебя не помню, но ты мне уже начинаешь нравится.
Она первая сунулась в открывшийся проход - заскрипела деревянная лестница и Рыбка чертыхнулась, поскользнувшись на крутых ступеньках и едва не подвернув лодыжку.
Спустя несколько секунд снизу раздался её удивлённый голос:
- Ага, так вот где мы оказались! Кон, спускайся, я знаю это место!
- Значит впечатление стабильное, - парень улыбнулся еще раз щелкнул подтяжками.
Наблюдая, как Рыбка спускается в проход, Кон думал о том, что, по логике вещей, первым пойти должен был он. А вдруг там какие звери, крысы или просто недоброжелательные бомжи... Но. как говорится в германии: "Ин дер гроссе фамилле хундсгугель нихт клац-клац." Посему Кону оставалось только молча переживать как бы девушка не сломала там себе ногу или шею.

Солнечный заяц переливчато свистнул, явно не желая оставаться на чердаке один, и одним прыжком переместился на плечо Коновея. От внезапного приземления зайца Коновей аж подпрыгнул. И еле сдержался, чтобы не выругаться. Но животное было слишком милым, чтобы посылать его под киль, желать якоря в корму, или боцмана в печень. Поэтому парень ограничился кратким:" Фух, твою ж бизань в селезенку." И ласково улыбнулся зверьку. Он прекрасно понимал, что в его испуге нет вины зайца. Точнее, заяц совершенно не собирался его пугать. И, подозревая наличие у того интеллекта, на что явно намекал его цвет, решил обращаться с ним, как с разумным существом.
Начав свой спуск по скрипучей и рассохшейся лестнице, Кон старался держать плечо со зверьком как можно дальше от стен, углов и прочих препятствий.

У подножия лестницы начинался узкий тёмный коридор с вытертой ковровой дорожкой, когда-то красной, а сейчас - невнятного бурого оттенка. По правую руку тянулась вереница худо покрашенных дверей, по левую - ряд давно не мытых окон. Кое-где стёкла местами отсутствовали - и разбухшие подоконники напоминали коричневую ноздреватую губку, источающую запахи дождевой воды и гнилого дерева. Рыбка уверенно направилась по коридору, по дороге открывая все двери подряд и заглядывая в номера:
- Спят, мои девочки. Отдыхают. Не будем их беспокоить, я тебя потом с ними познакомлю. Душ - налево по коридору, если повезёт, будет даже горячая вода. Ну, в последний раз она была... надеюсь, за зиму трубы не слишком проржавели.

Коновей, пригнувшись, аккуратно пробирался по коридору следом за Рыбкой. Пригибался он не от того, что был слишком высок для местных потолков, а от какого-то внутреннего чувства неуютности и беспокойства - казалось, что вот-вот что-то упадет с потолка прямо на голову, запищит, запутается в волосах и сбежит, мерзко повизгивая. Он даже остановился на секунду и поглубже натянул на лоб котелок, словно тот мог защитить его от неведомой падучей опасности. Именно в этот момент с потолка сорвался солидный кусок штукатурки, намекая на то, чтобы Кон не слишком-то надеялся на роскошь и прочие блага цивилизации, пролетел прямо перед его носом, чуть не задев, и с грохотом рассыпался по подгнившим и здорово отсыревшим доскам пола. Вообще вся атмосфера места хорошо так попахивала склепом. Точнее даже откровенно гробом. Запах гнилого дерева, затхлой дождевой воды, застоявшейся в щелях и выемках пола и подоконников, кое-как покрашенные двери, за которыми отдыхали неизвестные девочки - заглядывать внутрь комнат Коновей не решился - отсутствующие стекла, сквозь которые порывами задувал холодный сырой ветер... Удручающая картинка. Еще эта ковровая дорожка... Словно в нее впиталась кровь от тысяч ночных убийств, возможно, других не более приятных происшествий, произошедших здесь когда-то... Когда все еще бодрствовали...
Про местный душ Кон старался пока вообще не думать. Ничего, кроме кубла червей, змей, пауков и лягушек в луже ржавой дурно пахнущей воды с ошметками ржавчины из рассыпающихся труб ему не представлялось. Парня даже слегка передернуло от такой картинки.
Животное на своем плече он все еще старался аккуратно проносить мимо всех препятствий.

Рыбка перехватила взгляд Кона и ободряюще похлопала его по плечу:
- Не переживай так, дружище. Город - не весь такой. Да и "Делириум", честно говоря, знавал лучшие времена.
Она довела его до нужной двери и повернула ручку - скрипнули петли, с них посыпалась ржавчина, но дверь отворилась без особенных усилий. В душевой было темновато - мутное окно под самым потолком пропускало самый минимум света - но относительно чисто. Душевые кабинки, правда, отсутствовали - водопроводные трубы и рассеиватели торчали прямо из стены. В углу висела древняя газовая колонка, покрытая белой эмалью с черными проплешинами.
Коновей облегченно выдохнул, войдя в душевую. Змей и прочей гадости явно не предвиделось. Как, впрочем, и луж ржавой затхлой воды. Хотя определенный запах все же присутствовал. Но это, скорее, напоминало давно уснувший и еще не успевший окончательно проснуться запах нормальной душевой. Большая часть влажности, в меру запаха распаренных тел, немного запаха мокрой ткани и приправа из остаточных запахов шампуней и мыла.
Оглядевшись вокруг, Кон решил, что принять душ тут вполне можно. По крайней мере он явно сейчас грязнее. чем помещение вокруг - есть возможность уровнять шансы.
Рыбка приоткрыла узкий шкафчик возле двери и вытащила несколько застиранных полотенец:
- У нас два варианта. Или принимаем душ одновременно, или - если ты стесняешься - по очереди. Но тогда чур я первая!
- Давай уже сразу, если тебя не смутит. Тем более, что тут достаточно темно.
Парень оглянулся вокруг в поисках какой-нибудь поверхности, на которую можно было мы безобидно положить зверька.

- Оставь его на стене или на потолке, - буркнула Рыбка, отыскав где-то в недрах шкафчика коробку спичек и пытаясь разжечь колонку. Та затрещала и с третьей попытки выплюнула несколько язычков голубого пламени, - Я думала, он с весной уйдёт к собратьям, но он, видимо, считает иначе.
- А кто он вообще такой? - Кон послушно перенес зверька с плеча на стену. Точнее аккуратно взял его в ладони и прислонил лапками к стене, поддерживая, на случай, если тот решит не остаться сидеть на ней, а чебурахнуться на пол, - Ну про солнечного зайца я понял. Но на самом деле - он кто?
Шерстка у зверька была очень приятная на ощупь. Теплая, пушистая, хоть и не очень длинная. Так и хотелось после прикосновения к нему засюсюкать и затискать животное. Но унижать зверька подобным похабным отношением не стоило.

- Местная живность, - Рыбка отвечала и одновременно стаскивала с себя одежду, бросая её прямо на пол, - Легенда гласит (на этой фразе она тихо хихикнула, подчёркивая всю несерьёзность высказывания), что солнечные зайцы произошли от первых лучей солнца, прошедших через разноцветные стёкла витражных окон клуба "Игральная кость". Они милые, бесполезные и безобидные, но иногда настырные донельзя.
Полностью раздевшись, она прошлепала босыми ногами по потрескавшейся плитке к стене, включила душ и с видимым наслаждением нырнула под тугие струи.
- Ооох, как я об этом мечтала... - она запрокинула лицо и ловила губами капли, абсолютно не стесняясь присутствия Кона и собственной наготы.

- Понятно... - парень, убедившись, что зверек и правда остался сидеть на стене, улыбнулся, почесал зайца за ушком и принялся стягивать с себя одежду. Снятые вещи он сгрузил в одну кучу с мыслью постирать после душа. Включив душ, он уперся руками в стену и засунул голову под воду. Некоторое время Кон так и стоял, не произнося ни звука, только вращая головой из стороны в сторону. Собственная нагота, казалось, его тоже не смущала. То ли слишком темно было для смущения, то ли одно из свойств приобретенных на пиратском корабле. Наконец, подняв руки и с блаженным выражением лица откинув налипшие на лоб мокрые волосы, он приступил к основательному мытью.
Извлеченный из кармана брюк кусочек жесткой ткани отлично исполнял роль мочалки. А Коновей даже начал тихонько насвистывать от удовольствия.
- А что это за "Делириум"? - в перерывах между свистом и блаженным мычанием, он не забывал задавать полезные вопросы, - Какая-то гостиница что ли?

Услышав вопрос, Рыбка фыркнула так, что во все стороны полетели брызги:
- Гостиница? Вообще-то, это бордель. Для клиентов с... экзотическими вкусами. Я тут, кстати, хозяйка, так что добро пожаловать. Могу сделать тебе скидку как первому весеннему клиенту. Разумеется, если мои девочки тебе придутся по вкусу.
Она сообщила это таким обыденным тоном, словно речь шла о магазине уценённых товаров.

- Бордель?.. - Кон высунул голову из под струящейся из душа воды, - Эмм... Что еще за экзотические вкусы?
Подумать о том, что Рыбка - хозяйка борделя... Хотя, по характеру, наверное, подходит. По крайней мере точно легко справляется со всеми проблемами. Да и любого буйного клиента запросто успокоит.
К этому моменту большая часть тела Коновея уже была покрыта красными пятнами - так тщательно он терся своей импровизированной мочалкой. Но вылезать из-под воды явно пока не собирался.

- Нуу, - протянула Рыбка, - если тебе нравятся не полностью укомплектованные девушки... скажем, без руки или ноги... или, например, с родимым пятном во всё лицо... или с заячьей губой - это к нам. Публичный дом "Делириум", в просторечии - "Белочка" - к вашим услугам.
Она перекрыла воду и направилась к шкафику, на ходу отжимая волосы.
- Небольшая ностальгия по "Публичному дому в серьёзной земле", - пробормотала она про себя, доставая полотенце, - В конце концов, имею я право на свои маленькие слабости, или нет?!

- Мдааа-а-а-а-а, - Кон, вылезая из под душа, яростно тер полотенцем волосы, от чего голос его подрагивал, - Действи-ительно-о-о, стра-а-анные, пардон, спе-ец-е-еыфически-и-ие-е-е-е вкусы...
Завернувшись в полотенце, парень подобрал свою одежду и направился обратно к душу, собираясь постирать ее насколько это возможно в таких условиях. По дороге он захватил валявшуюся в углу небольшую табуреточку. Для удобства.
- Я, пожалуй, воздержусь, - намочив и намылив рубашку, Коновей стал тереть ее, пытаясь отчистить пятна неизвестного происхождения, - Я не то чтобы имел что-то против твоих девочек. Просто не любитель борделей. Как-то не довелось пристраститься. Но, если нужна будет помощь по дому - убрать там, починить что - обращайся.

- Ага, спасибо, - Рыбка кивнула, открывая вторую дверцу шкафчика. Там висело штук десять махровых халатов разного цвета. Рыбка выбрала канареечно-жёлтый и завернулась в него, становясь похожей на пушистого цыплёнка, - Обращусь непременно, кажется, нам понадобится капитальный ремонт. А тебе, вероятно, понадобится работа. Хотя, это не обязательно - в клубе "Дайс" новичков кормят бесплатно, и жильём тоже обеспечивают.

Кон хмыкнул, продолжая тереть рубашку, пятна на которой постепенно отходили.
- Я уж лучше тут поработаю, чем на шару где-то жить. Никогда не был приживалой, и начинать не хочу. Да и работать со знакомыми всегда приятней. Так что считай, что нашла себе помощника.
Кое-как оттерев наконец рубашку, парень промыл ее под струей воды, выжал, повесил на табуретку и принялся за брюки.
- Слушай, а как у вас тут вообще все работает? А то же про Город знаю только с ваших слов. И ваших же, довольно мутных, по правде говоря, описаний.
- Сначала - завтрак, а потом - объяснения, - Рыбка развернулась к двери, - По лестнице вниз и направо - там будет такая небольшая дверь, выкрашенная в зелёный. Я пошла варить кофе. Бери себе любой халат и присоединяйся, когда закончишь.

- Спасибо большое, так и поступлю! - Кон, повернувшись лицом к Рыбке, улыбнулся ей и принялся снова оттирать брюки. Грязь потихоньку сходила и уплывала с почерневшей водой в сток.
Повозившись так еще минут 5, парень сполоснул и выжал одежду еще раз, окинул ее довольным взглядом, повесил на какую-то трубу на стене и пошел за халатом. Найдя среди халатов один, зеленого цвета, Коновей облачился в него, повесил на ту же трубу, что и одежду, мокрое полотенце, нахлобучил котелок на голову, предварительно его отряхнув, и направился вниз, искать зеленую дверь и обещанный кофе.
За зелёной дверью оказалась маленькая кухня с допотопной дровяной плитой, скрипучим деревянным столом и несколькими колченогими стульями. Рыбка сидела прямо на изрезанной ножами столешнице, рядом с ней стоял зажженный примус, а на примусе тихонько булькал просторный латунный кофейник - растворимый кофе в Городе не признавали категорически.
На подоконнике стоял цветочный горшок с каким-то неизвестным растением, засохшим до степени полной мумифицированности, а рядом с горшком примостился давешний сиреневый заяц. Заяц с аппетитом хрустел какими-то разноцветными шариками, похожими на конфеты.
- Добро пожаловать, дорогой друг, - нараспев протянула Рыбка и выключила примус, - Кофе готов. Достань, пожалуйста, чашки с верхней полки, а то мне лень вставать.

Зайдя на кухню, Кон внимательно осмотрелся, хмыкнул, а завидев столешницу, изрезанную вдоль и поперек, просто расплылся в улыбке:
- Ну прям как на родном камбузе! Не хватает качки, рыбной вони и жирного Томми в засаленном фартуке. Спасибо за гостеприимство, кстати.
Парень направился к шкафчикам, открыл дверцу одной из верхних полок, закрыл, обнаружив там только несколько тарелок с потрескавшейся глазурью. Открыв следующую дверцу, в которой и оказались чашки, он выбрал наугад две - небольшие керамические чашки с гнутыми ручками, которые когда-то лучились белизной, а сейчас цветом напоминали скорее слоновую кость. С кариесом. У одной ручка была надтреснута у самого донышка.
Достав чашки с полки, парень заглянул внутрь, хорошенько дунул в каждую, выдувая оттуда пыль и мумии каких-то мелких насекомых и направился к раковине, с целью все же ополоснуть их под водой.
- Что это он жует там? Конфеты что ли?
- Глазированный изюм,- Рыбка зевнула, прикрыв рот ладошкой, - Это всё из пригодного в пищу, что мне удалось здесь найти. За нормальной едой придётся отправляться в Город - в "Дайс", или ещё куда-нибудь.
- Ну, значит, сейчас выпьем кофе и пойдем добывать завтрак. Заодно по дороге, может расскажешь чего про Город.
Ополоснув чашки, Кон поставил их на стол перед Рыбкой, а сам занял место за столом, подвинув себе один из пострадавших от жизни стульев.

Рыбка несколько театральным жестом разлила кофе по чашкам, отставила кофейник и взяла одну из чашек в обе ладони, вдыхая аромат:
- Мррр, душ и кофе - только эти две волшебные вещи способны превратить меня по утрам из отрицательного персонажа сказки в положительного... а что ты вообще знаешь про Город? Судя по тому, что мы с тобой знакомы, хоть я этого и не помню, а вообще-то я очень многого из своей жизни не помню, так что не слишком удивляйся, у меня очень дырявая память... о чём это я? Ах, да, раз уж мы знакомы, наверное, я что-то уже тебе рассказывала про Город. В конце концов, это одна из моих обязанностей - встречать новичков и вводить их в курс дела. Не то, чтобы мне платили за это жалованье... но когда Великий и Ужасный говорит: "Надо!", отказывать как-то не с руки.
Она скорчила гримаску, выражая таким образом всё, что думает о "Великом и Ужасном". Мол, шеф, конечно - идиот и самодур, но спорить с ним - себе дороже.

Кон подвинул вторую чашку поближе к себе, и обхватил ее ладонями, грея руки. Пахло умопомрачительно, но пить парень пока не собирался. Беседа была интересней.
- Тут такая загвоздка, - он еще раз глубоко вдохнул аромат кофе, - Ты меня, в принципе, и не встречала. Точнее встретила, конечно. Ботинком в голову. Но познакомились мы с тобой не здесь. Не в Городе.
Учитывая тот факт, что вариант того, как рассказать про путешествие по снам человеку, который его не помнит у Коновея был всего один... И тот отсутствовал, потому что неизвестно где сейчас были Ворона и Дезмонд... Приходилось говорить напрямик. И будь что будет.
- Так что о Городе, повторюсь, знаю понаслышке. Последнее что я слышал от тебя - в Городе зима, все уснули и их нужно спасать.
Вот теперь, подумав, что для первого раза вполне достаточно, Кон поднес чашку к губам, и осторожно отхлебнул.

- Э-хмм... Ну, судя по тому, что я имею счастье наблюдать... - девушка глотнула кофе, тряхнула мокрыми волосами и неопределённо повертела в воздухе ладошкой, - Наступила весна, значит, мы всех спасли. А я... я что-нибудь ела, или пила? Или, может, нюхала что-то подозрительное? Почему я ничего не помню?
- Не совсем мы. Мы, как раз таки, застряли на Утесе, - Коновей отхлебнул еще немного кофе. После теплого душа, ручной стирки и нескольких глотков горячего напитка, его потихоньку начинало клонить в сон. Было так тепло и уютно, что только гамака не хватало, да покачивания палубы.
- Спасли всех, судя по всему, Ворона с Дезмондом. Они уплыли дальше к Воки, когда мы остались. Вернее, мы остались, потому что они внезапно уплыли. Насчет Степного я так и не понял. Оскар сказал, что, как ему кажется, тот проснулся где-то здесь, - Кон улыбнулся и покачал головой, - И нет, ты ничего ТАКОГО не ела и не пила. Вроде. И не нюхала. Дезмонд говорил что-то про забывчивость спящих, но я не запомнил что.
Еще плотнее закутавшись в халат, парень облокотился локтями на стол, положив голову на ладони, и сладко зевнул, клацнув напоследок зубами.
- Ты со мной осталась, видела мой Дом. Потом мы пытались спасти Степного из реальности, превратившейся в холст. А оттуда нас вытащил Оскар, которого я, по ошибке и в суматохе, принял за волка. С другой стороны - я видел только руку. Так что схватился за нее.

- Стало быть, мне нужно будет найти Ворону с Дезом и расспросить их, - резюмировала Рыбка, допивая кофе, - Эй, солнышко, - она потрепала Кона по рыжей шевелюре, - Вообще-то, спать в борделе - плохая примета. Но если тебе и впрямь охота вздремнуть, то это лучше делать в кровати, которых тут, как ты понимаешь, хватает.
Кон усмехнулся и поправил съехавший на ухо котелок. Его немного разморило, но он прекрасно знал, что через минут пять будет снова готов плясать и бегать. Просто здесь было как-то тепло и уютно. Да и не спал по-настоящему он давненько.
- Ничего, - парень одним глотком допил ароматный кофе, - еще пару минут, и я готов к бою. Просто разморило от тепла и уюта.
Посидев немного, он выпрямился, развел плечи, размял шею, все еще ощущая вкус кофе на языке, причмокнул губами. Пробарабанив ладонями короткую дробь по столешнице, он встал и начал расхаживать по кухне, уже более внимательно оглядывая ее.
- А почему плохая примета спать в борделе? И относится ли она к сотрудникам? И в каком смысле слова спать? А то может получится парадокс.
Подхватив из какого-то ящика длинный половник, Коновей размахивал им в такт своим словам, словно дирижер.

Рыбка расхохоталась.
- Понятия не имею, почему. Просто тут оплата почасовая и лучше эти часы тратить не на сон, а на другие занятия... но, тебя-то, конечно, это не касается, во всяком случае, сегодня.
Она потянулась по-кошачьи и соскочила со стола.
- Ну что, пойдём осматривать Город? Посмотрим, сказалась ли на нём зима так же плачевно, как на моём заведении. Правда, твоя одежда ещё не высохла... но я подыщу тебе что-нибудь.

Коновей подбросил половник в воздух, ловко поймав его на два пальца. Правда тут же уронил на пол, засуетился, подобрал, отряхнул и обдул.
- Ничего не могу с собой поделать, - подняв глаза на Рыбку, он виновато и немного смущенно улыбнулся, - Человек живет, пока выебывается.
Положив кухонный прибор обратно в ящик, парень взял со стола чашки и направился к раковине, собираясь их помыть.
- Надеюсь, мне не придется ходить в женском платье с глубоким вырезом и буфонами? - Кон хмыкнул, представив себе эту картину, - К котелку не подойдет. Однозначно.
- Вообще-то, я имела в виду не совсем это, но... - Рыбка представила себе Кона в пышном платье с вырезом и в котелке... и почему-то с дымящейся трубкой в зубах. Картинка привела её в восторг, - Какая идея!
Глаза её загорелись опасным азартом:
- В другой раз помоем. Пошли! - она схватила парня за рукав халата и потащила в гардеробную.

Едва успев положить чашки в раковину, чтобы они не разбились, Кон пулей вылетел из кухни, увлекаемый Рыбкой.
- Эмм... - мямлил он на бегу, - Я, в принципе, пошутил! Хотя идея и правда забавная. Но только ради развлечения! Я отказываюсь ходить в платье по приличному городу!
Хотя голос парня звучал довольно серьезно и убедительно, в нем явно читались нотки веселья.

- Нет проблем, я тебя поведу по городу неприличному - безмятежно отозвалась она на бегу, но потом не выдержала и таки расхохоталась, - Да не волнуйся, я буду тебя заставлять рядиться в трансвестита! Вернее, буду, но только с твоего согласия. Кстати, мы пришли.
Она завела Кона в комнату... или шкаф? Помещение поменьше комнаты и побольше шкафа, со стеллажами от пола и до потолка, заваленными разновсяческой одеждой - от балетных пачек и клоунских костюмов до матросских тельняшек и вполне приличных на вид смокингов.
- Никогда не знаешь, что придёт в голову клиенту, - пояснила она такое разнообразие.
В гардеробной витал отчетливый запах нафталина и подержанной ткани.

- Ого! - Кон восхищенно окинул взглядом помещение, задержав взгляд на тельняшках, - Гардеробную я последний раз видел у капитана "Розовой Пены" - тот еще...кхммм...даже не знаю как назвать человека, сподобившегося наречь так корабль. Но она была раза в полтора, а то и два поменьше. Такой небольшой закуток за рубкой. Скорее платяной шкаф, чем комната. Зато набор костюмов почти совпадает с виденным мной там. Как я и сказал - тот еще был...
Парень внимательно осмотрел костюмы, провел руками по рукаву одного из смокингов, издав при этом одобрительное хмыканье. Ткань была довольно хороша. Даже запах нафталина не смущал его - все лучше, чем запах пыли, въевшейся соли и длительного ношения человеком, который обычно исходил от одежд на корабле.
Коновей состроил комически-капризную гримасу, поджал губы и тонким голоском заявил:
- И где мое обещанное платье? Мне же не в чем на люди показаться!
Для полноты картины он упер руки в бока и топнул носком ноги по полу.

Рыбка закатила глаза:
- Это уже становится традицией - в "Делириум" приходит парень и уходит отсюда в женской одежде. Между прочим, мне Мишель с прошлого раза костюмчик так и не вернул. Красуется теперь перед Долоховым в короткой юбочке, зараза белобрысая!
Последние слова она договаривала, зарывшись по локоть в пёстрые тряпки.
- В кого будем тебя рядить? - задумчиво бормотала она, увлечённо копаясь - Может, в "голландскую пастушку"? Тут есть блондинистый парик с косичками... или в "мисс сексуальную полицейскую"? Нее, тут такие шпильки, ещё грохнешься с них, не ровен час... так, "китайская принцесса" - не то, "некомими" - не то... ыыыыы, а как насчёт этого?
Рыбка вытянула из-под внушительной стопки форму японской школьницы - клетчатую юбку в складку, беленькие гольфы и блузку с матросским воротником.
- Будешь зваться Сейлор Кон и нести возмездие во имя... уййяяя!!!
Потревоженная стопка угрожающе покачнулась и обрушилась вниз, погребая под собой Рыбку вместе с выбранным ею костюмом.

Кон, вытаращив глаза, наблюдал за процессом подбора костюма. В его взгляде явно читалось сомнение по поводу того, что данная одежда придется ему к лицу. Пару раз он пытался вставить какой-то комментарий, или замечание, но так и не издал толком ни звука. Только открывал и закрывал рот, как рыба, воспроизводил невнятное короткое мычание и пытался показать пальцем на шатающуюся стопку вещей. С каждым новым костюмом глаза его открывались все шире и шире, а рот расплывался в идиотской улыбке все больше.
Когда же барахло все таки рухнуло и погребло под собой Рыбку, Коновея словно прорвало. Согнувшись пополам и ухватившись рукой за стенку, парень громогласно захохотал, похрюкивая и повизгивая при редких и коротких вдохах.
- Гольфииии...кии-хи-хи... Ааа!.. Воз-ик-мездиееее! Во ииии-хи-и-мя...Ууууууууу-у-гу-у-яя-аааа!
Судя по всему отпускать его не собиралось. Кон еле держался на ногах, сильно пошатываясь и рискуя упасть в ту же кучу шмотья.
- Аааааа-ххха-ха-хааааа!! Уууухххааа-хааа-иииии-хааа-хааа! - утирая слезы свободной рукой, он пытался привести себя в вертикальное положение, но только нарушил и так шаткое равновесие, рухнув в итоге на колени и не прекращая смеяться.

- Смех продлевает жизнь! - авторитетно изрекла Рыбка, выныривая из-под кучи свалившихся одежд, - Но шутки в сторону, если тебя действительно не привлекают девчачьи костюмы, тут есть неплохой выбор вполне себе мужских. Например - "Лепрекон", - она ткнула пальцем в дальний угол, где на плечиках висел изумрудно-зелёный костюм-тройка, зелёная же рубашка и галстук с вытканными четырёхлистниками клевера. На полу стояла пара темно-зеленых башмаков с большими пряжками. Из башмаков торчали смятые гетры в бело-зелёную полоску.
- Или вот, "Нео", - продолжала она, тыкая в другой угол. Там красовался стильный кожаный плащ и черный костюм с ремнями для оружейной кобуры. Из кармана плаща выглядывала дужка солнцезащитных очков.
- Конечно, тут не прокат карнавальных костюмов, но выбор, скромно говоря, неплохой. Выбирай всё, что понравится, - закончила она, вольготно растянувшись на пестрой куче и подложив руку под голову.

Кое как отсмеявшись наконец, Кон выпрямился, встал с коленей и утер пальцами слезы.
- Нет, если ты хочешь посмотреть на меня в этом вот "Морячка Кон" варианте - я могу и одеться. У меня корона с головы не упадет, а доставить удовольствие другу я всегда рад, - парень демонстративно приложил к себе костюмчик школьницы, словно примеряя, - но потом я, конечно переоденусь во что-нибудь более подобающее. Так что решай.

Девушка наморщила нос и весело фыркнула:
- Такое шоу не годится для привата. Вот устроим торжественное открытие весеннего сезона в "Делириуме", с танцами и шведским столом - там и блеснёшь перед гостями. Уверена, все будут в восторге от тебя в белых гольфиках. Ладно, ты пока выбирай, в чём пойдёшь в город, а я пока разбужу своих девочек и тоже оденусь, - она поднялась, поправила халат и выскользнула за дверь.

Кон кивнул, соглашаясь с таким вариантом развития событий и полез разгребать рухнувшие шмотки, с целью выудить что-либо приемлемое для уважающего себя мужчины.
Порывшись какое-то время в вещах, парень стал подозревать, что костюм полицейской его преследует - он раза три попадался ему в одной и той же куче, нагло блестя в лицо латексными боками. А после минут пятнадцати поисков одежды парень просто уверился в этом. Решив игнорировать явные домогательства служащего закону (еще не известно какому!) набора тряпочек, ремешков и гладких блестящих поверхностей, которого явно бы не хватило на то, чтобы закрыть даже частично поверхность тела среднестатистической женщины, Коновей решил поэкспериментировать с совмещением.
Еще через пять минут он вышел из гардеробной, надеясь, что Рыбка не будет против его вольного варианта совмещения одежды. Выглядел он, конечно, сногсшибательно и вырвиглазно, если еще учесть его растрепанные и не до конца высохшие волосы. В связи с тем, что костюмы в гардеробе были явно предназначены не для повседневного ношения, ничего более менее нейтрального (не считая костюма монашки с обрезанной практически по пояс рясой, или совсем уж шикарного смокинга) найти не удалось. Посему, решив совместить приятное с забавным, Кон выбрал следующие предметы одежды:
Приятно фиолетового цвета удлиненный пиджак-плащ и такого же цвета штаны, снятые с вешалки без подписи; Зеленую рубашку из набора "Лепрекон"; Жилетку в мелкую полосочку из костюма, судя по мягкому желтому оттенку, то ли медового пряничка, то ли просто солнечного лучика; Черный шейный бант, трансформированный из какого-то шелкового пояска и черные классические туфли со слегка удлиненными носками, явно предназначавшиеся к одному из смокингов.
Постояв несколько секунд в коридоре, парень развернулся и вошел обратно в гардеробную. Чего-то его костюму не хватало. Он некоторое время вертелся перед висевшими на плечиках костюмами, немного порылся в лежащих в стопке вещах, и, наконец, с радостным воплем извлек из какого-то чехла огромный искусственный цветок размером с человеческую ладонь - с оранжевой сердцевиной и желтыми лепестками. Воткнув находку в петличку, Кон снова вышел из комнаты и, насвистывая что-то себе под нос и вращая на пальце котелок, отправился искать Рыбку, чтобы похвастаться своим экспериментом.

Рыбка обнаружилась на кухне - на этот раз в компании четырёх девиц весьма экзотического вида. За столом сидели красноглазая альбиноска с нежно-розовой кожей и белыми как снег волосами и угловатая девушка с лицом, заросшим густой тёмной шерстью по самые глаза. На подоконнике примостилась золотоволосая красавица кукольного размера, а в дальнем углу по полочкам со специями задумчиво шарило длиннющими пальцами невыносимо тощее существо, смахивающее на паука.
Сама Рыбка - уже переодевшаяся к этому моменту в джинсы и небесно-голубую футболку - как раз дегустировала новую порцию свежесваренного кофе. Увидев Кона, она немедленно поперхнулась и принялась кашлять, вытаращив глаза. Чашка, разумеется, полетела на пол, где трагически раскокалась, расплескав содержимое по и так не слишком-то чистым плиткам. Альбиноска тут же подскочила к Рыбке и принялась заботливо хлопать её по спине. Остальные девушки во все глаза уставились на Кона.

- Дамы, - Кон преувеличенно изящно поклонился, разведя руки в стороны и улыбаясь во всю ширину рта, - Неужели все настолько плохо? Или поперхнуться и таращиться на меня вас заставила моя неземная, выедающая глаза красота?
Подобрав с пола осколок с обломком ручки, Коновей выпрямился, взлохматил волосы свободной рукой и скривил лицо в притворно-страдальческой гримасе:
- Какая нелепая трагическая смерть... - он аккуратно положил осколок на стол, прижал котелок к груди и склонил голову в знак траура, - Жаль... Очень жаль...
После чего он резко поднял глаза на Рыбку, снова широко улыбнулся и, разведя руки стороны и покачивая ими, быстро выпалил:
- Ну что?! Так и будешь на меня таращиться, или скажешь как тебе?! Или хоты бы представь меня дамам, а то я же сам начну!
Попытавшись щелкнуть в конце фразы подтяжками, Кон вспомнил, что не надел их под жилет. Слегка расстроившись он поправил цветок в петличке и вздрогнул от неожиданности, когда тот издал короткий писклявый гудок. Моментально расплывшись в улыбке Кон снова ткнул пальцем в цветок, потом еще раз, послушал гудки и воззрился обратно на Рыбку.
- Ну ииии?..

- Ну, йошкин кот... - прохрипела Рыбка, когда, наконец, смогла перевести дыхание, - Вы, ребята, своим умением удивлять доведёте меня до сердечного приступа...
Она присела на краешек стула и принялась демонстративно обмахиваться подвернувшейся салфеткой, - Девочки, это Кон, Кон, - это девочки. Как я уже упоминала, у нас ассортимент рассчитан на любителей необычного.
- Привет, я - Алекс, - девушка с белыми волосами ослепительно улыбнулась, - Для клиентов, - Беляночка, но ты-то - не клиент, верно?
- Кон, - парень улыбнулся в ответ альбиноске, - Категорически не клиент. Приятно познакомиться.
- А меня зовут Камилла, - по-мультяшному высоким голосом пропищала кроха с подоконника, - Рыбка уже про тебя рассказала, ты ведь будешь работать с нами, да?
- Кон, - обернувшись к Камилле, он слегка поклонился ей, продолжая улыбаться, - Восхищен вашей красотой. Работать буду, скорее, при вас, чем с вами.
- Я - Вирджиния - из шерсти весело сверкнули два янтарно-желтых глаза, и Кону в ладонь была сунута маленькая ладошка... или лапка? Нет, всё-таки - человеческая ладошка, пусть и покрытая короткой мягкой шерсткой кофейно-коричневого цвета с тыльной стороны.
- Кон, - аккуратно приняв ладошку Вирджинии, поднес ее к губам и слегка прикоснулся ими к шерстке, - Польщен.
Он сдержался, чтобы не чихнуть - шерстка приятно защекотала в носу - и улыбнулся в ответ.
Худое паукообразное существо некоторое время рассматривало Кона из-под длинных прядей мышиного цвета, свешивающихся на лицо, и, наконец, буркнуло глубоким контральто:
- Олеся...
Повернувшись к Олесе, парень снова поклонился и улыбнулся:
- Кон. У вас прекрасный голос, я в восторге.

- И ты выглядишь изумительно, - резюмировала Рыбка, - Только к зеркалу не подходи, а то ещё треснет от восхищения.
- А сарказм ни к чему, - Коновей подмигнул Рыбке, - Это всего лишь на время, пока не подсохнет моя скучная повседневная одежда. Почему бы не повеселиться, если есть шанс? Тем более, это сочетание цветов показалось мне весьма расположенным к юмору. Правда в этом пиджаке мне постоянно хочется улыбаться и шутить. Хорошо, что мне не постоянно его носить - еще сведет мышцы на лице, и останусь с вечной улыбкой. Ужас какой.
- Рыбке фатально везёт на красавчиков в фиолетовом, - громким шёпотом донеслось с подоконника и все четыре девицы прыснули со смеху.
- А ну-ка цыц! - прикрикнула на них Рыбка, и хихиканье моментально стихло, хотя девушки продолжали улыбаться, прикрывая рты ладошками, - Развели демократию, понимаешь! Сейчас напомню, что я - тиран и деспот, выпорю и лишу премии. Будете тогда знать, как смеяться над начальством.
В глазах у девочек отразился панический ужас - не настоящий, а понарошечный, и они часто-часто закивали:
- Простите, мэм!
- Мы больше не будем!
- Никогда-приникогда!
- Честное слово!
- То-то же! - всё ещё строго, но уже без грозы произнесла Рыбка, - итак, мы с Коном отправляемся по делам, а вам надлежит разбудить остальных, побелить стены, наколоть дров, разучить по ролям пьесу Шекспира "Сон в летнюю ночь" и посадить семь розовых кустов. Вернусь - проверю!
- Есть, мэм! - раздался слаженный хор четырёх голосов.
- Ну, что, идём? - Рыбка повернулась к Кону.

Кон восхищенно смотрел на разворачивающуюся перед ним сцену: "Царица в гневе погоняет ленивых фрейлин салфеткой". Получалось отлично. Как по пьесе - все на своих местах, текст выучен, мизансцены поставлены, актеры четко исполняют свои роли и получают удовольствие от работы.
- Хм... То есть мы будем с тобой "по делам" ходить, - Кон с легкой укоризной приподнял бровь, - А бедные девушки тут останутся белить и колоть дрова? Я уже не говорю про разбор целой пьесы! Нет, я ни в коем случае не оспариваю твой авторитет, но мне их даже немного жаль, что ли.
Парень обвел всех присутствующих туманным взглядом и провозгласил:
- Бедные крошки! Будут натирать свои нежные ручки топором и пачкать свои прекрасные платьица в краске и известке! Какая несправедливость! А как же Вирджиния?! Как можно пачкать такую прекрасную шерстку мерзкой побелкой? А вдруг запутается? А вдруг колтуны? Сжалься, матушка-Рыбка! Не вели чахнуть красавицам от труда тяжкого! Давай я приду и дров наколю да побелю стены, - резко перейдя на обыденную речь закончил он. И уже тише, словно для себя:
- А они мне потом расскажут что еще за красавчики фиолетовые...
- Ага, и стихи тоже ты за них учить будешь, - резюмировала Рыбка и вытолкала парня из кухни, напоследок сделав страшные глаза девчонкам.
Кон успел послать воздушный поцелуй девушкам и, едва увернувшись от захлопывающейся двери, выпал в коридор. Стремительно шагая вслед за хозяйкой дома, парень молчал - ему казалось невежливым нарушать тишину, которую сама же хозяйка и затягивала. Да и фраза, сказанная на кухне, казалась не совсем законченной.
- Хорошие отношения и взаимопонимание с подчиненными - это, конечно, здорово, но субординация - субординацией, - сказала Рыбка, когда они вышли на улицу, - Вне этих стен все должны знать, что со мной шутки плохи. Иначе... - она обвела взглядом пустынную улицу, - Это теневая сторона Города, Кон, - со вздохом добавила Рыбка, - Тут иначе нельзя. Сожрут вмиг. Тут очень зверские законы.

Коновей расслабился - все оказалось примерно так, как ему думалось.
- Я понимаю, Рыбка. Просто хотел помочь - я же работник, а не хозяин. Если ты, конечно, не передумаешь меня принимать. И я понимаю разницу между добротой и слабостью. Да и сам могу быть серьезным и, возможно, даже опасным.
Привычно улыбающееся лицо Кона вдруг резко изменилось - словно кистью мазнули: улыбка затвердела на лице, напоминая скорее оскал; взгляд стал жестким, колючим и цепким, словно выискивающим любую трещинку в твоей защите, чтобы тут же нанести удар; брови сошлись над переносицей тяжелым клином; нос заострился; левый уголок рта неприятно скосился вверх, как будто бы намеренно обнажая зубы; да и сам парень как-то выпрямился, стал словно немного выше.
- Другое дело, - сухим и резким голосом продолжил он, - что я не люблю быть таким. Но могу. При необходимости.
Обратная метаморфоза заняла не больше времени - через секунду перед Рыбкой снова был беззаботный, дурашливый и вечно улыбающийся Коновей.
- Так что за меня не переживай. Да и твой имидж я не подпорчу. Но экскурсия и пояснения мне все же нужны - я же новенький! - в подтверждение своих слов, он прижал цветок на лацкане, заставив тот издать долгий и унылый писк.

- Ну, пока ты ещё официально не нанят, мы можем позволить себе общаться неформально, - Рыбка подхватила Кона под локоть и потащила по улице прочь от борделя, - Итак, упрощённо говоря, Город делится на две стороны - обычную и теневую. На обычной стороне - свет, радость, благополучие и законопослушные граждане, и бла-бла-бла... а тут преобладают довольно-таки мрачные личности - бандиты, уголовники и прочее отребье...

Несмотря светлое небо и по-весеннему теплый воздух, улица почему-то казалась сумрачной, словно в очень пасмурную погоду. Дома по обе стороны выглядели обшарпанно и не слишком приветливо - наглухо закрытые двери, закрытые ставни, частые решётки на окнах.
- По негласному правилу все, кто попадает в Город, оказываются на той или иной стороне в зависимости от того, чего в душе больше - света или тьмы. Я не говорю, что ты злодей, раз оказался здесь, - продолжила она, поглядев на Кона, - Скорее, у тебя достаточно авантюрный характер - такие свободно разгуливают и там и там, в то время как отпетые негодяи или патологически добрые личности не могут пересечь черту без посторонней помощи. На теневой стороне не рекомендуется ходить без оружия в тёмное время суток. В светлое, впрочем, тоже, - подумав, добавила она, - сейчас тут не слишком оживлённо, наверное, большинство жителей ещё не пришло в себя после зимней спячки. Но потом начнётся опять - ограбления, перестрелки, поножовщины... - Рыбка кивнула на ближайшую стену, где в потемневшей от старости штукатурке виднелось с десяток пулевых отверстий, - Воки, ну, то есть, Оскар - это основатель Города, как-то обмолвился, что хотел создать своего рода место, где воплощаются мечты. И изначально всего этого - она широко взмахнула рукой, обводя жестом выщербленную мостовую, роющихся в мусоре жирных крыс, покосившиеся заборы и окна с выбитыми кое-где стёклами, - Не было. Но, раз уж оно появилось, следовательно, у кого-то такие вот мечты.

Кон бодро шагал рядом с Рыбкой внимательно слушая ее рассказ. Оглядывая окружающие их дома и улицы, он думал о том, что название "теневая" действительно очень точно подходит этой части города. Помимо обшарпанных домов, не слишком чистых улиц и прочего колорита классического гетто, сама тень здесь была другой. Она копилась и пряталась во всех щелях, отверстиях и закоулках. Светло, если сумрачный свет улиц можно было охарактеризовать таким словом, было только на середине дороги. Чем ближе к домам - тем темнее. Возможно это был просто визуальный обман, или от слов Рыбки в голове сама собой рисовалась такая картинка, но Коновею казалось, что тень живая и просто прячется по углам, пока не настанет ночь. А тогда она сможет выйти и заполнит собой все улицы.
- Оскар не рассказывал мне про Город так подробно, когда мы познакомились, - Кон внимательно осматривал какое-то выбитое окно и продолговатые следы сорванной штукатурки возле него, - Да и времени особо не было. Видимо он просто меня перенес сюда - поближе к тебе, чтобы я не растерялся, очнувшись в незнакомом месте.
Помолчав немного, парень добавил:
- Надо будет как-нибудь попробовать пересечь границу самому. Может и правда я не знаю своего характера... Зато теперь понятно, почему его зовут богом. Оскара в смысле. Я так понимаю, он не просто основал Город. Он его создал из ничего?

- Не советую называть его богом, он обижается, - Рыбка потерла указательным пальцем переносицу и поморщилась, - Напомни, когда вы успели познакомиться?
- Когда он вытащил нас из воронки, - Кон смущенно поморщился, - Надо признаться, что при первой встрече я чуть не набил ему...экхм...лицо. Так уж получилось.
- Хм... реакция необычная, но, в принципе, понятная. Насчёт создания Города... тут всё сложно. Сам он не смог, ему помогли Джек и Кира. Если тебе интересно, лучше сам их расспроси при случае. Кстати, мы как раз подошли к их дому!
Она указала на небольшой, типично американский двухэтажный коттедж, выглядящий по сравнению с остальными домами не таким потрёпанным. Деревянное крылечко, окна без решёток, ситцевые занавески, массивный дверной колокольчик.
- Зайдём в гости?

Окинув взглядом коттедж и отметив его явное несходство с остальными домами на улице, Коновей подошел к двери и смело дернул веревочку колокольчика. Судя по всему хозяева дома не боялись местных бандитов и прочих неспокойных жителей.
- Надеюсь, они не будут против ранних гостей?
- Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро, - хмыкнула Рыбка, - Если мы не вовремя, нас просто выставят и мы пойдём к кому-нибудь ещё, - Она дёрнула верёвку ещё раз и заорала:
- Джек! Открывай!!! Весна пришла!

Дверь открылась примерно через минуту и Джек вышел на крыльцо. Судя по измятой сиреневой рубашке, он спал прямо в одежде и, похоже, даже в ботинках. На лице красовалась недельная щетина, грязные волосы были кое-как связаны в хвост.
Джек хмуро посмотрел на Рыбку, потом - на Кона.
- Что это за новый клоун у тебя? - спросил он вместо приветствия.

- И мне приятно познакомиться, - Кон широко улыбнулся Джеку и протянул ему руку, - Коновей. Можно Кон.
Не то чтобы его не смутило приветствие... Но он допускал, что спросонок разные люди могут вести себя по-разному. Ведь никто не знает что Джеку снилось... Зато Кон пришел в полный восторг от сиреневой рубашки! Что и помогло ему так беззаботно проигнорировать откровенную грубость.
- Не обращай внимания, Кон. Джек обычно оставляет вежливость в другом костюме, но в глубине души он нежный и ранимый, - Рыбка состроила умильную рожицу и в следующую секунду, не давая Джеку опомниться, повисла у него на шее и звонко чмокнула в небритую щеку.
Джек непроизвольно обнял ее за талию и выражение лица его смягчилось почти против воли. В конце концов, это же Рыбка - девочка, на которую он совершенно не мог сердиться, что бы ни случилось. Он мягко отодвинул ее в сторону и все-таки пожал протянутую руку Кона, хотя и не собирался делать этого изначально.
- Кон, так Кон. Заходите уж, раз пришли. Ноги вытирать не обязательно, - Джек отступил в прихожую, приглашая следовать за собой.

Кон ответил на рукопожатие, еще раз улыбнулся и вошел в дверь, остановившись сразу за порогом, чтобы подождать хозяина дома. Ноги он вытирать и правда не стал. В силу того, что Джека он видел впервые, парень решил пока помолчать и понаблюдать, предоставив лидерство Рыбке и Джеку.
- Джек, мы голодные, так что если у тебя есть, чего есть, будет просто замечательно, - Рыбка скользнула внутрь радостно запрыгала по коридору.
- Если хотели есть - шли бы в закусочную, - буркнул Джек, запирая дверь.
- А где Кира? Я успела по ней соскучиться.
- Кира... - голос его чуть дрогнул, - Наверху. Спит.
- Что, до сих пор?! - взвизгнула Рыбка, - Что ж ты её не разбудил?
Джек резко обернулся:
- Ты думаешь, я не пробовал? Поднимайся, посмотри сама, может, у тебя получится лучше?
Он говорил холодно и жестко, но за словами чувствовались скрытые боль и бессилие.

Рыбка поморгала и неуверенно тронула Кона за рукав:
- Пойдём, в самом деле, посмотрим, что там такое. Вдруг мы сможем помочь?
Кон поплелся следом за Рыбкой.
- Странно, Воки говорил, что все проснутся, как весна придет. Ну, допустим, не одновременно... Но времени то уже прошло порядком... Она как вообще, поспать любит? - последняя фраза была адресована Джеку. В голосе парня слышались искренняя обеспокоенность и участие.

- Ага, ты того Воки больше слушай, - ворчала Рыбка, прыгая со ступеньки на ступеньку, - Он себе на уме, наврёт с три короба и бровью не поведёт. Ну, то есть, формально он как бы и не обманывает, - поправилась она, - Но он умеет выворачивать факты выгодной для него стороной. И ведь сам всегда верит тому, что говорит, чтоб его черти взяли!
- Поспать она не любит... обычно, -Джек покосился на Кона, - Кира - на редкость неугомонное и непоседливое существо.
Заявление Рыбки насчёт Воки он никак не прокомментировал. В целом он был согласен с ней. Джек последним поднялся на второй этаж и замер в дверях спальни, прислонившись спиной к косяку.
Кира лежала, свернувшись клубочком, заботливо укрытая пестрым одеялом. На большой кровати она казалась совсем крохотной. Глаза ее были плотно закрыты, тонкие руки крепко обнимали подушку, а на губах блуждала донельзя счастливая улыбка.
Рыбка села рядом со спящей девочкой, коснулась ладонью теплой щеки:
- Похоже, ей снится что-то очень хорошее. Как именно ты пробовал её разбудить, Джек?
Джек раздраженно дернул плечом:
- Тряс за плечи, бил по щекам, обливал водой, просил по-хорошему... Да, и ваш хваленый поцелуй тоже пробовал - никакого толку.
Он скрестил руки на груди.

Коновей зашел в комнату и остановился в нескольких шагах от кровати. Спящая на ней девочка вызывала смешанные чувства. С одной стороны, наблюдать за спящим было неловко - как будто ты подглядываешь за кем-то... С другой стороны, она казалась настолько безмятежной и спокойной, что не вызывала никаких подозрений и сомнений - ну спит человек, хорошо ему - зачем мешать? С третьей стороны именно это ее спокойствие, эта ее счастливая улыбка и пугали.
- Есть у меня подозрение, - Кон медленно выговаривал слова, словно сам еще сомневаясь в сказанном, - Что она еще там внутри занята чем-то очень для нее важным и приятным. Но мы ее не встречали - я бы запомнил. Надо найти Дезмонда, и спросить его - вы тогда отлучались ненадолго, пока мы с Вороной куковали на Утесе. Может он ее вспомнит...
- Постой-постой, - Рыбка подняла голову, - Дезмонд отлучался от Вороны? Но это же невозможно - у них одно тело на двоих!

Коновей с секунду стоял молча, явно огорошенный вопросом, а потом с размаху залепил себе ладонью по лбу, поджал губы и тихонечко выматерился:
- Ну да, ну да. Надо было как-то иначе сформулировать что ли... Ты же не помнишь ни черта. В общем в том состоянии у них было два тела. По одному на лицо. Ворону мы вообще не сразу нашли... Ой, ладно. Это уже совершенно другая история, и времени на нее не особо... Так что потом. Все потом.
- О чем вы вообще? - Джек перевел взгляд с Кона на Рыбку и обратно.

- Хотела бы я знать, о чём это мы, - Рыбка нахмурилась и потёрла лоб, - Кон утверждает, что мы куда-то ездили, но я не помню ни-чер-та, как он верно выразился.
- Я бы с радостью рассказал тебе обо всем, Джек, - Кон виновато развел руками, - Но, правда, шанс того, что ты не поймешь слишком велик. Вот найдем Дезмонда и, если он вспомнит, расскажем вдвоем.
Запустив руки в растрепанные волосы, парень тяжело выдохнул и добавил:
- Я даже боюсь себе представить что думать, если он не вспомнит... Останусь единственным сумасшедшим с галлюцинациями и фантомными воспоминаниями.
- В любом случае, - Рыбка вздохнула и, заботливо потрепав Киру по волосам, поднялась с кровати, - Сидя здесь, мы ничего не высидим, а у Джека даже перекусить ничего нет. Предлагаю отправиться на поиски еды и Дезмонда. И у меня есть подозрения, что мы можем их найти одновременно.

- Я никуда не пойду, - отрезал Джек и скрестил руки на груди, - Я ее одну тут не оставлю. Но если вы вдруг встретите Джаббервока, передайте, чтобы зашел. Если кто и знает, что делать, так это он.
- Всенепременно, только я сильно сомневаюсь, что мы встретим его где-то помимо Башни, - проворчала Рыбка, - Так что придётся топать туда.
Рыбке в Башню не хотелось, но желания - желаниями, а Кире и Джеку помочь надо, это даже не обсуждается.
- Пойдём, Кон, навестим нашего Всемогущего. Пока, Джек.

- Было приятно познакомиться. Не падай духом - мы что-нибудь придумаем, - Кон кивнул Джеку и направился к выходу. Обернувшись в дверях, он улыбнулся и заметил:
- Отличная рубашка, кстати.
После чего быстрым шагом спустился по лестнице и вышел из дома.

Джек закрыл дверь за гостями и вернулся в спальню. У него было стойкое ощущение дежа вю - когда-то он уже сидел вот так над телом Киры в Доме, с той лишь разницей, что тогда она была совершенно точно мертва. Но тогда она вернулась к нему. Вернется ли сейчас?
Он не знал.

@темы: Город, Междуглавие

URL
Комментарии
2013-08-22 в 16:16 

Некия
***


- Ита-ак, протянула Рыбка, когда они снова оказались на улице, - На теневой стороне нам больше делать нечего, стало быть, нам, к примеру, сюда... - она свернула в ближайшую щель между домами, мимоходом шугнув стайку крыс, роющихся в отбросах. Хотя, "шугнув"- это, пожалуй, слишком сильно сказано. Крысы насторожились, зыркнули на пришельцев блестящими бусинками глаз и спокойно вернулись к своему занятию. Только одна крыса - самая толстая и крупная, с чёрной лоснящейся шкуркой, продолжала пялиться на них, присев на задние лапы и задрав вверх усатую морду.
- Хм, - Рыбка сунула руку в карман, вытащила зелёную горошину глазированного изюма, задумчиво повертела его в пальцах и протянула крысе. Та не спеша, с достоинством приняла угощение в передние лапки и вроде бы даже благосклонно кивнула.
- Если я по-прежнему с Городом в хороших отношениях, - продолжила Рыбка, вновь двинувшись по узкому проходу, - То к Башне мы придём довольно быстро. Если после зимы характер у него испортился - придётся попетлять. И не факт, что он нас вообще туда пустит. В общем, поживём - увидим. Есть вопросы?
Кон удивленно посмотрел на толстую крысу, потом тряхнув головой, словно задумавшись о чем-то, выпалил:
- Да-да-да, есть парочка. Первый вопрос - почему мы идем искать Воки, а не Дезмонда?
- А ты знаешь, где искать Дезмонда? Я - нет. А вот где искать Воки - знаю. А он может знать, где Дезмонд.
- Ага... а почему нас может не пустить к Башне?
- По разным причинам. Например, у Великого и Ужасного плохое настроение и он никого не хочет видеть. Или мы нужны где-то в другом месте. Так что по большому счёту всё равно, куда идти - в итоге придёшь туда, куда нужно, хочешь ты этого, или нет, - Рыбка ойкнула, споткнулась о подвернувшийся пустой ящик.
- Вот как, - Коновей аккуратно придвинул ящик к стене и поставил вертикально - чтобы никто больше не спотыкался, - Какой характер у Города и почему крыса жрет изюм?
- Характер у Города... ммм... загадочный. Всё зависит от того, в каких вы с ним отношениях. Нравишься ему - дойдёшь в любое место за десять минут. Нет - будешь сутки кружить на одном месте. Тут главное - понять, чего он хочет от тебя и принять... скажем так, правила игры. Тогда точно не будет скучно... А крыса... ну, наверное, она любит изюм, - Рыбка пожала плечами.
- И на какой стороне Города находится Башня?
- На обеих. Сама не знаю, как Воки это делает, но в Башню можно прийти с обеих сторон. И выйти из неё - тоже.
- Понятно.. и самый важный вопрос - Джеку что, не понравился мой костюм?
- Не то, чтобы не понравился, - Рыбка ухмыльнулась одним углом рта, - Наверное, просто навеял кое-какие неприятные воспоминания... но ты его при случае лучше сам об этом спроси, если он захочет - расскажет... да, чтоб тебя!
Восклицание относилось на сей раз к переползающему дорогу огромному чёрному пауку, чуть ли не с ладонь величиной, на которого Рыбка, увлекшаяся разговором, чуть не наступила. Тот замер и слегка съёжился от крика, но потом выпрямился и резво шмыгнул в тёмную щель между ящиками и стеной. Рыбка проводила его недоуменным взглядом и собралась было идти дальше, но ей так и не удалось поставить ногу на асфальт - с противоположной стороны высыпало ещё десятка три таких же мохнатых восьминогих красавцев и пауки почти бесшумным чёрным потоком сыпанули в ту же щель, куда скрылся первый.

Увидев паука, Кон как-то неожиданно напрягся, замер и уставился на мохнатое существо сузившимися глазами. Когда же выползли все оставшиеся пауки, и понеслись по земле вслед за первым, Коновей даже немного согнулся в пояснице, еле заметно присел в коленях и очень странно улыбнулся. Скорее всего это просто было непроизвольное поднятие верхней губы, обнажающее зубы, чем улыбка. По крайней мере выглядела она довольно неприятно. Не проронив ни звука, парень так и стоял, пока все пауки не скрылись в щели, и дорога впереди не опустела.
- Смотри-ка... - Рыбка задумчиво проводила пауков взглядом, - В Городе определённо что-то творится, я надеюсь, мы скоро узнаем, что именно.
Она обернулась к Кону и удивлённо вскинула брови:
- Эй, ты чего? Пауков не любишь?
Кон несколько секунд продолжал стоять в той же позе, внимательно вглядываясь в щель, в которой скрылась восьминогая орава. Казалось, что он даже не услышал вопроса Рыбки. Но потом он встряхнулся, передернул плечами, и лицо его приняло нормальное выражение.
- Да... Явно что-то происходит... Я не то чтобы их не люблю... Они во мне вызывают какое-то странное чувство. Мы просто с ними не созданы для того, чтобы существовать на одной территории. И чем они больше, тем сильнее я это ощущаю.
- Ну, они вообще-то не так уж часто вот так шастают по улицам, - пробормотала Рыбка, двигаясь дальше, просвет между домами был уже буквально в десяти шагах, - Ииии, дамы и господа, барабанная дробь, пожалуйста, куда же это мы с вами пришли?
Солнечные лучи, слишком яркие после сумрака теневой стороны, ударили по глазам - Рыбка непроизвольно заслонила их ладонью. Когда же она отвела руку от лица, её взгляду предстала Башенная площадь, выложенная цветной плиткой.
Кон вышел следом за Рыбкой в просвет и зажмурился. Солнце било в глаза, непривычно яркое после серости предыдущих улиц. Окинув взглядом площадь, цветную плитку и Башню, парень присвистнул.
- Красииииво! Видимо таки правильно шли, никого не обидели, и нужны здесь, раз вышли вот так сразу. Проверим двери? Может еще и в Башню пустит.
- Пусть только попробует не пустить! - Рыбка быстрым шагом пересекла площадь и громко заколотила в дверь Башни.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

НЕКИЯ

главная