Некия
Глава 6.
В которой Клетка просыпается, а Ворона и Дезмонд засыпают.




Было темно.
Было тихо.
В прохладном мраке он открыл тускло отсвечивающие серебром глаза.
Пахло пылью.
Он с хрустом потянулся, почти сведя вместе лопатки. Легонько пробежался кончиками пальцев по собственному лицу, словно впервые понял, что оно у него есть. Растянул губы в ухмылку - кривую, но широкую, блестящую рядом острых зубов.
Он был давно.
Очень, очень давно.
Пожалуй, прежде Города.
Просто спал.
Глаза привыкали к темноте. Крылья острого носа раздувались, втягивая затхлый, застоявшийся воздух. Тощие руки поднялись, раскрылись, как крылья. Шевельнулись узловатые длинные пальцы, прощупывая ткань мироздания, поглаживая и ощущая. Кончики их закололо. На длинной шее качнулась голова.
Он приоткрыл губы, трогая воздух языком, ощущая в нем слабую сладостную ноту - ту, что его пробудила.
Пурпур.
Горячий, терпкий, чистый Пурпур, от которого рот его наполнился слюной.
Пур-пур. Он скрипуче рассмеялся, шевельнулся, стряхивая оцепенение. Провел ладонями по голове, чувствуя жесткий ирокез, топорщившийся иглами.
Он знал об этом мире всё.
Он видел биение его пульса в тягучем мраке, он слышал шепот его голосов в звенящей тишине, он ощущал его тепло в прохладе своего прибежища. Он знал его весь, так, как если бы он принадлежал ему.
Возможно - он допускал это про себя - возможно, так оно и было.
Где-то в мире Пурпур пролился рекой. Столько, что он почувствовал даже сквозь свою дрему и сумел открыть глаза. Столько, что сам мир поплыл, изменяясь, и некие силы сместились в его глубине, порождая новые события и сочетания.
Он, мирно спавший долго, дольше, чем стоял Город, впервые за все года почувствовал себя живым.
Он качнулся на цепи. Под сердцем у него тянуло сладким предчувствием первой за долгое время трапезы, и он качнулся ещё раз, набирая скорость.
Посторонний наблюдатель сказал бы, что он не может двигаться.
Он сказал бы, что посторонние наблюдатели ошибаются чуть чаще, чем всегда.

Город принял его на темные улицы, отдался, как опытная шлюха богатому клиенту. Раскинул переулки вышитым ковром, подмигнул ярким бликом на стальном лезвии бритвы опытного головореза. Город знал его, Город открывался ему, Город пах сладким ветром с моря и Цветами.
Изумруд - влажный плеск в бутылке. Золото - фальшивое колье на шее стриптизерши. Янтарь - блеск глаз подвального кота. Сирень - яркий галстук случайного повесы. Лазурь - отражение вывески ночного клуба в луже.
Пурпур - горячий ток в жилах людей.
Он чувствовал его всем телом, проносясь мимо них безликой тенью. Чувствовал, как пульсирует и стучится он у них внутри, наполняя их, глупых кукол, жизнью.
Он мог бы взять любого. Поймать за горло, стиснуть, разрывая напополам, слыша вкусный треск рвущейся плоти и видя алое, пятнающее мостовую. Мог бы надкусить горло первому попавшемуся. Мог бы ощущать их, ломать их, терзать их...
Мог - но не хотел.
Они прекрасно справлялись с этим сами.
Замечательно отворяли Пурпуру путь и без его помощи.
Возможно, в этом была какая-то их, особая, мудрость.

Переломанных и искалеченных - их было много, и он втянул воздух, быстрым движением языка облизнул губы. Пурпура было столько, что у него закружилась голова, и он бесшумно подплыл к одному из изувеченных, погладил по голове хозяйским жестом. Макнул пальцы в алое, растекшееся у того по груди, поднес ко рту.
Ему не нужно было пить, чтобы насытиться, но он любил этот сладкий, приятный, чуть солоноватый вкус, любил слизывать его с открытых ран, припадая к ним, как к материнской груди...
Он качнулся к стойке бара - там, раскинув руки, лежал молоденький бармен с удивленными глазами. Волосы его топорщились в разные стороны, в руке был зажат безупречно белый платок - Серебро - наверное, он протирал стаканы.
Милый мальчик, из развороченной груди которого тек драгоценный Пурпур...
Он макнул в него ладони, чувствуя, как растекается по телу тепло, как жажда жизни наполняет его, а по хребту проходит дрожь. Он был возбужден и взбудоражен, он пил алое полными горстями, хотя в этом не было никакой нужды.
Мир его, серый, бесцветный, наполнился сверканием красок. В глубине безымянные силы сходили со своих осей, потому что он наполнялся тягучей, яркой силой...
Единственного живого он заметил не сразу. Угрюмый, светловолосый, тот метался среди изломанных, словно стремясь кого-то разыскать, и черный пистолет в его руке истекал пороховым дымом.
"Убийца. Тот, кто отворил им жилы"
Он улыбнулся человеку, зная, что тот не видит его.
Никто из них никогда его не видел. Никто не мог разглядеть смутную тень, приходящую из глубины Темной Стороны.
Он потрепал его по плечу - таким жестом хозяин поощряет собаку, принесшую газету - и человек вдруг согнулся пополам, зажимая ладонями грудь.
Слишком много силы. Настолько много, что она стремилась наружу, прорываясь почти случайно.
Он даже не посмотрел вслед.
Его ждал неоконченный пир.

В своем логове, в своей Обскуре, сытый и довольный, он покачивался под потолком, разбирая свои знания.
Мир - это Город, у него две стороны, словно у монеты. Одна удерживает другую от падения, каждая принимает своих людей, светится своими Цветами.
У Светлой - это Золото, Янтарь, Изумруд. У Темной - Лазурь, Сирень, Серебро.
Обе стороны объединяет Пурпур. На Темной его льют бесконтрольно, на Светлой берегут, и потому там в нем больше Силы, он полнится ею и звенит, если его поглотить.
Мир - это Город, и в нем есть ещё двое подобных. Один зовет себя Серым и носит человеческие тряпки, второй - Черный, с выпитой душой. Они не знают Цветов и их смысла, они пьют не Пурпур и его Силу, но эмоции...
Если бы его спросили, он бы назвался Алым, но никто не спрашивал его, и он молчал.
Слушал, как звенит Город вокруг, и сам не замечал, как движутся его собственные руки, выплетая сложный узор. Сила капала со сплетенных им нитей. Излишек Силы, который он поглотил, но не мог переварить.

И мир, подчиняясь его прикосновениям, начал меняться.

читать дальше

@темы: Город, Оглавление