18:21 

Междуглавие 1

Апрельская рыбка [DELETED user]
Междуглавие 1.
В котором в Город прибывают Анфи, Ворона и Дезмонд, старые друзья предаются воспоминаниям в "Дайсе", Воки возвращается в Башню, а компания приключенцев лезет исследовать подземелья.




Апрельская рыбка ненавидела просыпаться по утрам. То есть, не то чтобы не любила, но перспектива тащиться на вокзал в шесть утра, когда рассветное небо еще дышит ночным холодом, мостовые мокры от росы, лавки еще не открылись и на улицах - никого, кроме дворников и пары бродячих кошек... И кто придумал эту традицию - прибытие поезда на рассвете?! Да никто, - сама себе отвечала Рыбка, зябко передергивая плечами на ходу, - традиция эта сложилась сама по себе. Как и большинство традиций в Городе. Ранним утром прибывает поезд. Поезд привозит новичков. Новичков необходимо встретить, поприветствовать и проводить до приюта. Вообще-то эту функцию должен был выполнять Джаббервок, но того как назло не было в Городе, и неизвестно, когда он соизволит появиться... Рыбка вздохнула и ускорила шаг, чтобы согреться.

По известному закону подлости, она пришла на вокзал минут за тридцать до прибытия. Прогулялась туда-сюда по перрону, сердито стуча подошвами по цветным плиткам, потом махнула рукой и завернула в крохотное привокзальное кафе. Кофе здесь подавали не самый лучший в Городе, но зато тут было тепло и - а это немаловажный факт! - забегаловка работала круглосуточно.

Рыбка устроилась с дымящейся чашкой в руке напротив окна, где весь перрон был как на ладони - идеальный наблюдательный пункт - и приготовилась ждать.

***

Анфи расправила складки на своем любимом сарафане в крупный ирис сразу же, как ступила на перрон, и огляделась. Тут же налетел ветер – не слишком сильный, но его хватило, чтобы растрепать светлые волосы; они были слишком короткие для того, чтобы можно было собрать их в хвост, но достаточно длинные, чтобы лезть в глаза.
Было еще очень рано, заря едва занималась, и стоял свойственный раннему утру холод. Девушка бы поежилась, тем более что руки ее успели покрыться гусиной кожей, но ей было все равно.

Анфи приехала в Город, обремененная небольшой сумкой, куда уместились все ее вещи, которые могли понадобиться для жизни. Девушка вообще была неприхотливой, чего уж там. На самом деле, бросив на нее взгляд, сложно было не задержать его – тут же возникал вопрос, как это сумка не перевешивает хрупкую фигурку, и почему до сих пор не переломились тонкие, точно фарфоровые, ручки. К слову, хоть в темноте и сложно было разглядеть, сходства с фарфоровой куклой придавала и бледность кожи – Анфи не слишком часто бывала на улице. Четыре стены и книжка в руках – больше, кажется, ей ничего и не нужно было.
Анфи приехала в Город, но сама толком не могла объяснить, с какой целью. Вот она сидит в уютном кресле в любимом книжном магазине, а вот – едет в свободном купе. Анфи не слишком часто задавала кому бы то ни было вопросы – в том числе и самой себе.

Сделав несколько шагов, девушка медленно оглядела перрон. До сих пор она действовала, не задумываясь, и сейчас пыталась решить, что же делать дальше. Стоит ли идти куда-то самой, а может, дождаться провожатого? Да и куда идти, раз уж на то пошло?
Анфи с непроницаемым лицом направилась к выходу из вокзала. Она не привыкла получать помощь и пришла к выводу, что справится и сама.

Паровоз издал прощальный гудок и тронулся дальше.
Рыбка поперхнулась очередным глотком, подскочила, чуть не перевернув столик, и стремительно вылетела из кафе, поднимая ветер короткой юбкой. Прозевала? Ах, нет, вон та фигурка вдалеке - точно не житель Города. Значит... Рыбка не додумала эту мысль и припустила за удаляющейся девушкой как Алиса за кроликом, успев догнать ее в тот момент, когда та уже поворачивала за угол:
- Ээээ... здрасьте! Ой, то есть...
Рыбка попыталась перевести дух и начала с начала:
- Приветствую вас, премного уважаемый путешественник, добро пожаловать в Город! Позвольте предложить свою помощь и сопроводить в... - тут она поперхнулась, залилась краской до ушей и смущенно нагнулась, подтягивая сползший чулок и ворча про себя:
- Черт, когда эту чушь произносил Воки, звучало куда лучше!

Анфи даже не вздрогнула, когда ее окликнули. Повернула голову, чуть отрешенно посмотрев на нарушительницу спокойствия. Внимание привлекла короткая юбка - не одна Анфи, значит, одета не совсем по погоде. А впрочем, эта самая погода стремительно улучшалось - уже сейчас было значительно теплее, чем каких-то четверть часа назад.
Интересно, Анфи признали новенькой потому, что ее лицо было незнакомым, или потому что больше никого не было?
На неуклюжие попытки начать официальную часть Анфи вежливо промолчала, ожидая, пока соберутся с мыслями. Продолжение, как она и предполагала, последовало почти сразу же.
Прозвучала излишне вычурная, с точки зрения девушки, речь. Тем не менее, Анфи не только не стала смеяться или скептически приподнимать бровь, но напротив - слабо улыбнулась. Со стороны - ничего особенного, но на самом-то деле улыбка - это самая живая на данный момент эмоция из тех, что может показать девушка.
Приветствие было в лучших книжных традициях, хотя, быть может, исполнено не так расчудесно, как это можно было бы услышать мысленно. А жизнь, она такая - в голове говоришь одно, в то время как губы произносят совсем другое.
- Доброго утра, - учтиво ответила она. - Спасибо, мне приятно, что меня встречают.
Помолчав для верности несколько секунд и переждав таким образом молчание со стороны приветствующей стороны, Анфи продолжила:
- Меня зовут Анфи. Приятно познакомиться, - и, через секунду-другую, добавила: - А куда меня нужно сопровождать?

***

Полка у них была одна, и к тому же из самых дешевых - верхняя боковушка недалеко от туалета. Мимо неё всё время проходили какие-то юноши с затертыми лицами, от которых прескверно пахло табаком, туда-сюда бегала проводница, и на каждой станции в вечном столпотворении кто-нибудь из пассажиров обязательно терял равновесие, и цеплялся за край полки, невнятно бормоча извинения. Впрочем, если учесть, что на оплату проезда ушли все их деньги, жаловаться не приходилось, и они, разумеется, не жаловались. Играли в шахматы, поворачивая доску при каждом ходе, пили кипяток, набирая его у горячего чугунного титана, пялились в окно, и хором гадали, куда же их занесет дальше.
Вечное преимущество шизофрении - никогда и нигде не придется скучать. И платишь всегда за одно место.

На рассвете Ворону разбудил Дезмонд. Пропел первый куплет одной из их общих песенок, и наверняка потыкал бы локтем, если бы имел такую возможность. Вместе они смотрели на станцию, тонущую в сумраке совсем раннего утра. Отчего-то здесь почти никто не выходил - только одинокая девушка в симпатичном сарафане прошла мимо, к тамбуру - и эта пустынность и Вороне и Дезмонду пришлась по душе. Они вообще ехали, куда глаза глядят, взяв билет в один конец и ожидая какого-нибудь знака, и сейчас бы обязательно переглядывались. Если бы имели такую возможность.
Паравоз загудел, предвещая отправление, а по платформе скользнул одинокий солнечный луч. Первый, ещё совсем слабый и блеклый, он осветил воронину щеку и неожиданно вызвал цепную реакцию.
Во-первых, парочка скатилась со своей верхней полки так, словно только что спало с них заклятие оцепенения.
Во-вторых, почти на голову Вороне свалился рюкзак, который с вечера был закреплен весьма непрочно.
В-третьих, Дезмонд вдруг захохотал, отчего по всему вагону завозились сонные пассажиры, и шизофреническая компания рванула к выходу. Была у них такая характерная особенность - жить, подчиняясь малейшему капризу, и исполняя любую свою блажь.
Поезд уже набирал ход, и будь Ворона одна - её бы это остановило. Но Дезмонд тормозов не имел в принципе, если что-нибудь попадало ему в голову, то не выбивалось уже ничем, и потому, снеся закрывавшую дверь проводницу, парочка сиганула вниз. Надо признать, весьма вовремя - ещё немного - и перрон бы кончился, а скорость была бы уже совершенно опасная для жизни.

Отряхиваясь, и потирая ушибленное колено, Ворона шипела на Дезмонда:
-Когда-нибудь ты нас угробишь, чертова сволочь. Я ещё не настолько выжила из ума, чтобы прыгать с поезда...
-Вот как раз для этого есть я, - весело отвечал Дезмонд, левым, ворониным же глазом, озирая пустынный перрон. Видимо, станция популярностью не пользовалась, и народу не наблюдалось совершенно.
Прохладное раннее утро, первые лучи солнца - красные и едва теплые - выход, на который указывала симпатичная табличка, на которой красовались два слова "В Город" и направляющая стрелка...
-О как, - констатировал Дезмонд, пока Ворона закидывала за спину рюкзак и пристраивала косу - Город с большой буквы. Интересно мы приехали.
-Иди к черту. Я обижена.
Дезмонд только пожал плечами.
Вообще вид у парочки был забавен - светлые джинсы, затертые на коленях, заношенные кеды, из белых давно уже ставшие серыми, цветастая футболка, руки по локоть в нитяных фенечках, некоторые из которых давно выцвели от времени, дождей, солнца и прочей прелести. Обычно распущенные волосы в косе. Рюкзак небольшой и такой же заношенный. Вообще казалось, что несчастная Ворона блуждала по дорогам несколько лет без всякого отдыха. В чем-то это было правдой.
Несколько наигранно дуясь друг на друга, парочка зашагала к выходу. Дезмонд, как джентельмен, взял на себя управление плечами, и потому тяжести Ворона совершенно не чувствовала. Удобная всё-таки штука - шизофрения...
На виденную уже в поезде девушку в сарафане они наткнулись прямо на выходе с вокзала. Кажется, девушка была занята разговором, и Дезмонд с Вороной, как истинно воспитанные существа, хотели было пройти мимо... Но на свою беду задержали взгляд на собеседнице сарафанной девушки.
Моргнули. Склонили голову к плечу. Выдавили из себя голосом Дезмонда:
-Интересно мы всё-таки приехали...
И замолчали, по-дурацки тараща глаза.

Рыбка было приготовилась по всей форме церемонно (зря, что ли, полночи учила эту треклятую форму?) ответствовать, что всех новоприбывших велено сопровождать в специальный Клуб для приезжих, где путешественники могут получить бесплатную комнату и питание, и прочая, прочая, пока Город не решит - оставлять их здесь надолго, или отпускать дальше, и бла-бла-бла...
Но заметив странное лохматое существо с рюкзаком, она издала восторженное: "Уииииииииииииии!!!!!!" и повисла у того на шее, рискуя опрокинуть на тротуар.

Коса. Рюкзак. Джинсы. Странные, абсурдные повадки, сбивающие с толку девушку, привыкшую к картонным человечкам, перемещающимся по большому павильону от декорации к декорации.
Когда встречающая набрала в грудь воздуха, Анфи приготовилась внимательно слушать, но вышла какая-то непонятность. Девушка перед ней кинулась на шею вновь пришедшей. Кажется, она из того же поезда, что и Анфи - выходит, спрыгнула уже после того, как состав тронулся? Час от часу не легче.
Анфи меланхолично наблюдала за встречей, должно быть, старых друзей, ожидая, пока на нее вновь обратят внимание. Раз уж вызвались провожать, не стоит сейчас уходить, оставляя этих двоих наедине. Воспоминаниям придаваться можно и по дороге.
Тихо, почти неслышно и уж во всяком случае, практически незаметно для окружающих, Анфи вздохнула. Кажется, она снова одна.

От рыбкиного визга на мгновение заложило уши. Резким тараном вышибло весь воздух из груди. И, видят безумные боги, Ворона непременно упала бы, если бы не вмешался Дезмонд - славный, сильный Дезмонд, продолжающий считать себя мужиком даже и в таком обличьи.
Мир вокруг завертелся, Дезмонд стиснул Рыбку так, что наверняка затрещали кости, а Ворона добавила от себя поцелуй куда-то в район щеки - обычно нетерпимая к прикосновениям, за два года скитаний по дорогам она успела так соскучиться по осколкам любой из своих прошлых жизней, что сейчас не смогла удержаться.
-Всё-таки вовремя мы спрыгнули, - наконец, поделилась она, и парочка всё-таки поставила несчастную затисканную Рыбку на землю, и напустила на себя серьезный вид, который немного портила широкая улыбка от уха до уха.
-А теперь ты нам всё расскажешь, - как самый наглый сказал Дезмонд, и кинул немного виноватый взгляд на сарафанную девушку, которая, кажется, заскучала, наблюдая встречу старых знакомцев - Ну, или не все, но хотя бы где мы, потому что я в душе не...
-...Понимаю, где, - закончила Ворона. На самом деле не понимали они гораздо больше, но расспрашивать Рыбку о том, как она здесь оказалась, и что это "здесь", и зачем, и что было за время разлуки, хотелось вдумчиво и за чаем.

- Ясен пень, расскажу, я же, можно сказать, специально тут для этого. Временно исполняю обязанности Великого и Ужасного - униформу видите? - Рыбка кивнула на собственный, уже порядком помятый наряд. На униформу он походил не слишком, скорее на карнавальный костюм. Собственно, это и был костюм Коломбины.
Рыбка виновато повернулась к светловолосой девушке:
- Эээ... откровенно говоря, обязанности я выполняю очень так себе. Вы уж извините меня, Анфи... Меня зовут Апрельская Рыбка, а это - Ворона и Дезмонд, да, с непривычки звучит странно, но вы их вряд ли перепутаете, у них даже выражения лиц разные. Э-хмм... В трёх кварталах отсюда - гостиница для новичков, вы бы, конечно, её и сами нашли, но по традиции нужен провожатый. И вам, кстати, туда же, так что нам по пути, - она обернулась и широко улыбнулась парочке, делящей одно тело на двоих, - К тому же, там совершенно шикарный бар на первом этаже, заодно и встречу можно отметить!

Девушка с косой подтвердила мысли Анфи - и впрямь, спрыгнула. Вслушавшись в ее речь, Анфи, помимо прочего, заметила интересную особенность - она говорила о себе во множественном числе. Более того, складывалось ощущение, что говорило сразу человека два - иначе как объяснить странные перемены, которые нельзя было толком описать - только заметить, краем глаза. Стоит приглядеться, и потеряешь это ощущение.
Девушка с косой посмотрела на Анфи даже как-то виновато. Наверное, в любой другой ситуации Анфи не отреагировала бы, потому как сочла бы любую возможную свою реакцию не информативной. Тем не менее, именно сейчас что-то дернуло ее снова улыбнуться. Улыбка была такой же слабой и не слишком веселой - но зато человечной и даже в чем-то понимающей. Это Анфи так говорила: "Да что вы, все в порядке", - на своем языке.
Тем временем, в пояснения вдалась провожатая. Она, наконец, представилась, и Анфи смогла кивнуть головой в знак того, что приняла имя к сведению - так гораздо проще воспринимать происходящее, как бы странно это ни звучало.
Анфи посмотрела туда, где, по ее мнению, должна была располагаться гостиница, о которой шла речь. Пожалуй, и впрямь могла бы сама добраться, но раз предлагают помощь, было бы совершенно недопустимым отказаться. Невежливо. Ко всему прочему, вместе, как известно, веселее.
Единственное, что печалило, так это осознание факта - скорее всего, друзья будут говорить о Городе и обо всем, что здесь происходит, без нее, без Анфи. И она так ничего и не поймет, а так хотелось бы. Наверное, это то самое приключение, которого она так ждала - будто перед ней открылась книга, и она смогла легко ступить на первую страницу. Будет очень обидно, если не удастся присутствовать при событиях, которые наверняка начнут разворачиваться уже совсем скоро.
- Прошу прощения, - тихо, чуть громче, чем шепотом, поинтересовалась Анфи, - а можно будет посидеть с вами? Пожалуйста, - прибавила она.

-Если это униформа - то я балерина, - как всегда бестактно констатировал Дезмонд, но тут же поспешил исправиться - Хотя тебе она офигительно идет.
-...Воки здесь? - на середине слова перебила его Ворона, и Дезмонд обиженно надулся, изображая из себя оскорбленную невинность. Ворону, впрочем, это не занимало - она услышала в голосе Рыбки знакомые интонации - тот самый благоговейный ужасовосторг, с которым говорили о бессменном мастере в Доме - и теперь пристально смотрела ей в глаза, как бы говоря "Я очень, очень рассчитываю на ответ". Наверное, окажись Воки здесь, она бы с писком повисла и на нем. Хотя в обычной ситуации, конечно, поостереглась бы.
-Бар?.. - порушил всё впечатление Дезмонд, заслышавший заветное слово, но Ворона тотчас же поникла и разбила все его надежды в прах:
-Правда, у нас нет денег. Вообще ни копейки, так что гостиница нам, наверное, тоже не светит...
-И даже не спрашивай, как так получилось.
-Иначе он возьмется отвечать, а когда этот гад рассказывает, как у нас не стало денег, он всегда делает это матом...
-Потому что цензурно это не выражается...
-Потому что он громче всех вопил, что хочет нормального мяса, и хочет вотпрямщас, а потом пошел и купил!
-А она перед этим купила себе ниток на очередную феньку.
-А он перед этим...
Словесный фонтан заткнулся, уловив неуверенный шепот сарафанной девушки, названной Анфи. Причем заткнулся мгновенно - парочка повернула голову, и Дезмонд, осознавший, насколько некрасиво они выглядят, поспешил исправиться. По-своему. Он вообще всё и всегда делал по-своему.
-Лично мы не будем против, милая леди, - довольно вежливо сообщил он, и даже изобразил подобие поклона - Мы были представлены, но, поскольку, неподготовленному запутаться трудно, то я объясню ещё раз.
-Когда я начинаю материться, приставать к симпатичным девушкам и пить, то это не я, это Демонд, - заученно сообщила Ворона, возводя глаза к небесам. Весь вид её говорил - "Несомненно, это моё наказание за грехи моих прошлых жизней"
-А когда я начинаю прятаться по углам, избегать слов "Задница" и "мудаки", а так же заглядываться на мужчин, то это не я, это Ворона, - с тем же замученным видом подхватил Дезмонд. Усмехнулся, и добавил самым светским тоном - Приятно с вами познакомиться.
И протянул руку.

На душе потеплело. Внешне Анфи мало изменилась - разве что вид стал чуть менее потерянным.
Ей все больше нравилась компания, в которой предстояло провести некоторое время.
– Рада, что не потревожу вас, - сказала она, старательно сохраняя безмятежность, поворачивая голову в сторону девушки с косой.
Пока она говорила, Анфи спокойно ждала. Ей не впервой - сама же она предпочитала больше слушать, нежели болтать. Не ее это занятие.
Кроме того, обращение ей польстило. Не каждый день к тебе обращаются вежливо. Хотя, кажется, это ненадолго - сложно было представить себе эту девушку, долго сохраняющую вид официально-деловой.
Прослушав краткий экскурс, Анфи вновь кивнула, принимая информацию к сведению. На ее лице не отразилось ровным счетом никаких эмоций - бесстрастно она пожала протянутую руку. Только голос выдавал ее участие:
- Бесспорно, это взаимно, - все так же тихо, но мягко произнесла светловолосая девушка. - Но, пожалуй, пора в путь. И да, - она замялась на несколько секунд. - У меня, кажется, тоже нет денег, - не меняя выражение лицо, закончила она.

- Спокойно, дорогие мои. Деньги на первых порах вам не понадобятся, - беззаботно отозвалась Рыбка, - в "Дайсе", ну, то есть, в клубе "Игральная кость", приезжие получают всё необходимое бесплатно. Это Воки придумал. Наш... ммм... основатель Города, - пояснила она специально для Анфи. - К сожалению, он в данный момент отсутствует и не смог встретить всех вас лично. Но искренне надеюсь, что вскорости мы сможем с ним увидеться.

- Итак, - тоном экскурсовода начала она, увлекая спутников вверх по улице, - Мы с вами идем по улице с крайне оригинальным названием: "Вокзальная". Здесь пока еще нет никаких достопримечательностей кроме, собственно, вокзала, но Город ещё строится, так что дело, как говорится, молодое. Вокзальная тянется через полгорода и упирается в Башенную площадь, но сейчас мы туда не пойдем, потому что - внимание, поворот! - нам сюда.

На медной номерной табличке углового дома значилось: "ул. Клубная, 1". Чуть дальше, над высоким крыльцом с коваными перилами красовалась резная вывеска, изображающая пару игральных костей: черную и белую. Обе были обращены шестёрками к зрителю. Надпись на вывеске гласила: "Игральная кость".

Вообще-то Дезмонд собирался не пожать, а поцеловать девушке руку, но, к счастью, Ворона вовремя распознала это его намерение и пресекла безобразие на корню. Как наиболее здравомыслящая часть личности, она лучше понимала, как это будет выглядеть со стороны.
-Кажется, мы в Раю, - поделился Дезмонд, совершенно не обидевшись на воронино сопротивление - Это первое место, где с нас не требуют денег в первые же несколько минут.
-Надо будет сказать Воки спасибо пару раз, - задумчиво согласилась Ворона, поправляя рюкзак и пристраиваясь слева от Рыбки - Если мы, конечно, его встретим.
-И она наберется смелости хоть что-то сказать, а не как в прошлый раз.
-А сам-то, сам-то! Смелый, пока со мной. А как по-мужски пойти и сделать...
Болтовня переходила в фоновый режим, затихала, как выдернутый из розетки проигрыватель, и попутно шизофреническая компашка не забывала вертеть головой, осматривая отсутствующие достопримечательности. Впрочем, за ними Дезмонд с Вороной никогда не гнались, так что город им пока нравился. Весь какой-то резной, кованый, вычурный, словно сошедший с картинки в книжке "Волшебник изумрудного города", которая в детстве нравилась Вороне очень и очень. Не похож он был на современные, тянущиеся вверх и только вверх города, и даже ворчание Дезмонда "Какие оригинальные люди придумывали названия!" было почти неслышно. Ему тоже нравилось, а брюзжал он больше по привычке.
Под вывеской парочка остановилась, запрокинула голову, и с интересом уставилась на кости.

Вопрос с финансами, самый острый и противный, решен сразу же - чем не повод для радости? Анфи пристроилась справа от Рыбки, увидев, что по левую руку иже идет Ворона... с Дезмондом.
Мысленно сделав пометочку относительно Воки, девушка начала озираться, на всякий случай запоминая что да где находится. Разговоры Вороны и Дезмонда умиротворяли, насыщая охочую до знаний Анфи, которая по привычке сохраняла почти все сказанное в голове.

Город казался на удивление подходящим для таких людей как Анфи. Девушка была благодаря основателю Воки, хотя сама не могла толком сказать, что именно так цепляет в улицах. Может быть, атмосфера и внешний вид зданий - в конце концов, если бы Анфи могла выбирать, в какой из книг очутиться - заветная мечта, заметно потускневшая за то недолгое время, что девушка провела в Городе, - она бы выбрала ту, которая походила бы на это место.
Анфи чувствовала, что если ей не подойдет Город - она не найдет себе места во всем белом свете. Потому что Город - подходит ей, и если бы он был живым человеком, она бы могла лечь с ним спина к спине, и тогда их лопатки дополняли бы друг друга. Другого такого не сыскать.

Когда троица завернула за угол, пришлось задрать голову. Красивая, несколько предсказуемая, но тем очаровательная, вывеска на несколько мгновений завладела вниманием Анфи. Интересный выбор, интересное оформление.
- Что ж, не будем стоять на пороге? - тихо обратилась к спутникам Анфи, заметив, что Ворона не торопится заходить, а Рыбка, кажется, просто ждала их обеих.

Рыбка по-хозяйски распахнула дверь и скакнула внутрь, едва не запнувшись о порог. Она вообще передвигалась чересчур стремительно для окружающего мира - казалось, что многочисленные предметы просто не успевают убраться с её пути, хотя очень стараются. К счастью, обычно не случалось ничего серьёзнее пары разбитых чашек и нескольких ссадин в неделю - в этом Рыбка отличалась поистине фатальным везением.

- Юлик, свежие постояльцы в твое заведение! - радостный вопль нарушил сонную тишину бара, спугнул вереницу разноцветных солнечных зайцев, устроившихся было на подоконнике, и разбудил маленькую черно-белую горгулью, устроившуюся подремать на насесте в тёмном углу. Горгулья вздрогнула, презрительно дёрнула ушами и укоризненно скосилась на нарушительницу спокойствия. Новость о свежих постояльцах её совсем не радовала.

За барной стойкой протирал стаканы высокий мужчина с длинными тёмными волосами, собранными в хвост и глазами цвета коньяка. Похоже, он не разделял мнения горгульи - приветливо улыбнулся посетителям и дружески кивнул Рыбке:

- Доброе утро, Рыбонька! Вы пришли как нельзя вовремя - я как раз приготовил свой фирменный напиток!

Рыбка закатила глаза и быстро шепнула своим спутникам:
- Юлик просто помешан на здоровом образе жизни! Он выжимает сок из пшеничных ростков и заставляет постояльцев его пить по утрам! Советую не отказываться - это не слишком противно, зато избавит от трёхчасовой лекции на тему витаминов и прочего...

Анфи едва заметно вздрогнула, услышав имя - бармена, кажется. Слишком много мимолетных воспоминаний.

Бар оказался совсем не таким страшным местом, каким его себе представляла девушка. С натяжкой его можно было назвать уютным. На самом деле, он так органично вписывался в представление Анфи о Городе, что она ничуть не удивилась, заметив горгулью и солнечных зайцев. Девушка тихонько сделала шаг в сторону, чтобы не попасть под руку бурно исследовавшего место прибытия Дезмонда.
Сцепив руки за спиной, держа ими обеими сумку, Анфи закончила осмотр заведения и пришла к выводу, что здесь слишком темно для того, чтобы читать книгу за чашкой - или кружкой, или стаканом - чего бы то ни было, но и достаточно светло, чтобы можно было наблюдать за людьми.

Анфи подошла к одному из многих свободных стульев прямо за барной стойкой и села на него, положив сумку на колени.

Клуб встретил новых постояльцев тишиной, прохладой и полумраком - похоже, если здесь и гуляли до утра, то явно не в эту ночь.
...Барная стойка, за которой маячили, маня Дезмонда и отвращая Ворону, ряды каких-то бутылок. Три колченогих столика, стыдливо прикрывавшие кривизну ножек длинной бахромой белых скатертей. Насест со странным черно-белым лопоухим существом в углу. Какой-то красный цветок в горшке на подоконнике, соседствующий с выводком солнечных зайцев. Улица Клубная за окном, пара нарочито затертых, под старину, фресок на стенах. Тот, кто обставлял подобное место, явно обладал довольно специфическим вкусом, создав помесь бара с довольно симпатичным и изящным кафе, и Ворона про себя задалась вопросом, а не Воки ли был этим таинственным "тем".
Дезмонд же, всегда гораздо более чуткий к окружающему, уже вежливо расшаркивался с Юликом, неся какую-то ахинею про приятное знакомство, вертел головой во все стороны, оглядывался на Рыбку, и вообще развил буйную деятельность. Ему хотелось кофе, хотелось услышать что-нибудь об общих знакомых, ещё ему хотелось плотного завтрака, пристальнее приглядеться к Анфи, которая своей тихостью напоминала ему Ворону времен их знакомства, и ещё - обойти весь Город, сунуть нос в любую щель... Дезмонд всегда был любопытен, и всегда был жаворонком. Неожиданная встреча, плюс раннее утро, плюс перспектива получить самое необходимое на халяву - всё это привело его в прекраснейшее расположение духа.
Ворона же скромно помалкивала, позволяя напарнику резвиться, и только заставила его сбросить на пол тяжелый рюкзак, порядком уже оттянувший их общему телу плечи.
-Я обожаю лекции, - шепотом поделился с Рыбкой Дезмонд, и тут же протянул руку к горгулье, которая вызвала у него острейший приступ интереса.
-Не кури больше эту траву, - меланхолично посоветовала ему Ворона, и приготовилась страховать придурка, чтобы живность ненароком не откусила ему пальцы

Горгулья по-кошачьи фыркнула на Дезмонда и угрожающе затрепыхала крыльями.

- Извините, она с утра всегда не в духе, - заметил бармен и, достав что-то из-под стойки, швырнул горгулье. Та шумно взвилась в воздух, схватила угощение, щелкнув зубами, и вернулась на насест, аппетитно хрустя и недружелюбно поглядывая на Дезмонда.

Юлий тем временем выставил на стойку три высоких стакана, до половины наполненных густой изумрудно-зеленой жидкостью:

- Угощайтесь! Нет ничего полезнее натощак.

- Я уже пила кофе, - пискнула Рыбка, но под взглядом Юлия покорно взяла стакан и на выдохе быстро выглотала травяной сок.

- Умница, - одобрительно улыбнулся мужчина и повернулся к Вороне и Анфи:

- Вы тоже попробуйте, не стесняйтесь!

Дезмонд хотел было последовать за горгульей к насесту, но услышав, что ему предлагают что-то выпить, да ещё и что-то полезное, мгновенно переключился. Оглядел предложенный стакан - при взгляде на него Ворона непонятно буркнула:
-Твирин. Как есть твирин, - и снова намертво замолчала - а Дезмонд принюхался к жидкости, подозрительно осмотрел её и как-то особенно провокаторски поинтересовался:
-А из чего сделана эта прелесть?
Ворона на мгновение закрыла лицо ладонью, предчувствуя, что если бармен ответит - получится великолепнейший диспут, где Дезмонд будет патетично спрашивать "Почто?!", стучать себя пяткой в грудь, и отказываться пить что бы то ни было, если в нем нет хотя бы десяти градусов алкоголя. Видят безумные боги - она сама бы выпила, хотя бы затем, чтобы не обижать Юлия и не затягивать с кофе, но Дезмонду хотелось резвиться.
...Иногда Ворона сама себе напоминала злого оборотня. Только её волк не зависел от фазы луны и никого не кусал. Больше пугал, иногда бил морду, а иногда пытался завлечь в постель... Зато это никогда не было скучно - хоть какой-то плюс.

Слова, слова, слова. Люди говорили, а Анфи благодарно кивнула и взяла стакан. Памятуя о полезности практически всего, что может предложить Юлий, девушка сначала подозрительно принюхалась, ожидая почувствовать запах больницы. Такой чуточку терпкий, травяной, как фито-чай.
Жидкость в стакане пахла несколько иначе, но Анфи не смогла бы описать это правильно. Как бы то ни было, она решительно сделала глоток, под аккомпанемент говорения Вороны и Дезмонда - Анфи уже достаточно неплохо их различала.
Не апельсиновый сок, конечно, но вполне неплохо.
- Спасибо, - едва слышно поблагодарила Анфи, отставляя быстро опустевший стакан.
- Извини, Рыбка, - обратилась она к провожатой. - Ты, кажется, хотела рассказать о Городе.
Анфи было чертовски интересно, но она по-прежнему выглядела совершенно невозмутимой.

В ответ на вопрос Дезмонда Юлий выразительно кивнул на раскрытое окно. На подоконнике в низком ящике густо зеленела трава сантиметров в десять длиной:
- Свежевыжатый сок пшеничных ростков. Всё а-ля натюрель, никакой химии!
- Дез, лучше выпей, а то мы рискуем остаться без завтрака по твоей милости! - зловещим шепотом произнесла Рыбка. И обернулась к Анфи:
- Расскажу! Всенепременно. Только давайте возьмем поесть и пересядем за один из столиков - у барной стойки будет не слишком удобно.

Дезмонд, конечно, привычно возжелал возмутиться, но тут вмешалась Ворона, которую перспектива остаться без завтрака изрядно напугала. В конце концов, нормально ела парочка дня два назад, перебиваясь только кипятком из титана в поезде, и потерять возможность выпить кофе и по-человечески поесть Ворону совершенно не прельщала. Потому Дезмонд был фактически схвачен за шкирку и выдворен на привычное, второе место в сознании, где и был оставлен возмущаться коварностью некоторых пернатых, не дающих ему осуществить законное право на свободу слова.
Выжимка пахла травой, и на вкус оказалась совсем не такой уж неприятной. Дезмонд, конечно, не преминул высунуться и скорчить рожу, но Ворона быстро пресекла и это его намерение, возвратив лицу серьезное, в чем-то даже немного печальное выражение. Сама она считала, что умеренный пофигизм ей идет больше всего, и на этот счет в компании постоянно возникали споры - Дезмонд советовал больше улыбаться и быть проще, натыкался на тотальное непонимание, горячился, бывал многократно корректно послан темным лесом и ленинским курсом, обижался, дулся, по мелочи пакостничал...
Ворона кивком поблагодарила бармена, и отодвинулась к Рыбке. Фраза "Возьмем поесть" легко и непринужденно примирила вечно спорящие личности, и теперь оба смиренно ждали, когда Рыбка подаст пример.

Когда Юлий объяснил Дезмонду, чем является питье, Анфи наконец смогла понять, почему никак не могла определиться с запахом. Она никогда не пробовала ничего подобного, но много об этом читала. Ну, может, не очень много. Но что-то определенно было.

Разговоры о завтраке напомнили Анфи, что позавтракать в поезде не удалось из-за весьма раннего прибытия, а последним приемом пищи был, кажется, даже не ужин - обед. Потому как вечером разбадяживать лапшу кипятком было глубоко лень. Так что теперь Анфи поняла, что испытывает немалый голод - но все вокруг так интересно, что до последнего момента эта досадная особенность организма ничуть не мешала девушке.

Анфи послушно спрыгнула со стула, который оказался несколько выше, чем она ожидала, когда смотрела на него от дверей бара. Будь у нее ноги от ушей, может, и не пришлось бы прыгать, но разве получилось бы так забавно?
В общем, Анфи ждала, пока Юлий достанет упомянутую Рыбкой еду, и можно будет удовлетворять потребности организма, параллельно выслушивая рассказ о том, что да как.

- Юлик, что сегодня в меню? - сок был выпит, бармен, соответственно, благодушен, так что теперь с него можно было требовать всё, что угодно.
- Могу предложить на выбор яичницу с беконом, горячие бутерброды, гречишные блинчики с кленовым сиропом и пирожки с разными начинками, - перечислил бармен.
- Прекрасно! Давай всё! - Рыбка уже суетилась, придвигая стулья к столику у углового окна. Солнечные лучи, проникая сквозь леденцово-пестрые стёклышки витража, рисовали на скатерти замысловатые узоры. Юлий ушел в кухню и вскоре вернулся с внушительных размеров подносом, обильно нагруженным разнообразной снедью.
- Обалдеть, Юлик! Когда ты всё это успел?!
- Пирожки я испек вчера вечером, - невозмутимо ответил бармен, сгрузил еду на стол и отошел к стойке, откуда уже доносились волны умопомрачительного кофейного аромата.
- Золотой человек, - умилилась Рыбка, - Юлик - бармен, и повар, и, по совместительству, владелец "Дайса". Поверьте, милые мои, стакан зелёной гадости один раз в день - не слишком большая плата за его гостеприимство.
Она первой плюхнулась на стул и жестом пригласила гостей последовать ее примеру.
- Итак, я буду рассказывать. Начать следует, наверное, с Дома, да, ребята? - она глянула на Дезмонда и Ворону, - Анфи будет интересно послушать, да и вы не в курсе последних событий.

-Когда мы закончим - я обязательно расцелую этого золотого человека, - с чувством сказала Ворона, обозревая накрытый стол. Черт знает, когда она нормально питалась в последний раз, и от вида яичницы с беконом, задремавший было звериный голод пробудился в ней с небывалой силой - И, если он согласится, помогу ему вымыть посуду.
Дезмонд согласно кивнул, принимая справедливость такой благодарности, и некуртуазно плюхнул общее тело на стул. За последнее время парочка освоила новые вариации обращения с общим обиталищем, и теперь менялись они то и дело, даже не обращая на это внимания. Ну, кроме тех случаев, когда Ворона дулась и намертво блокировала сознание от посягательств субличности.
-Начинай, - кивнули хором, и, всё-таки не удержавшись, первыми цапнули горячий бутерброд. Но, поскольку сложный процесс еды Ворона Дезмонду не доверяла, не отхватили сразу половину, а чинно откусили небольшой кусочек. Вообще микс из повадок получался презанятный, и, жуя, Птица ещё и унимала Дезмонда, рвущегося задать вопросы обо всех общих знакомых. Главным мотивом унятия было: "Рыбка сама всё расскажет, не мешай, ушастая скотина!"

- Публичный дом на серьёзной земле - это место, где мы познакомились, - пояснила Рыбка специально для Анфи, - Никто толком не помнит, как мы все там оказались - ну, может быть, кроме Воки, но он ни за что не расскажет. Это было странное, забавное и жуткое место, и события там происходили странные, забавные и жуткие. Но теперь, - Рыбка сделала паузу и посмотрела Вороне и Дезу в глаза, на сей раз без улыбки, - Этого места больше нет. Дом разрушен. И не все выжили, к сожалению. Была страшная резня - вам повезло, что успели вовремя уйти.

Для темного уединенного уголка, каким себе представляла наиболее подходящее для длинного разговора, расставляющего все по полочкам, место Анфи, столик оказался на редкость жизнерадостным. Витражи красиво искажали свет, тени изящно переплетались с разноцветными лучами солнца, успевшего прочно обосноваться в окне.
Еды было столько, что можно было подумать - для насыщения хватит одного только вида, а еще запаха. Аппетитный аромат еды витал в воздухе, дразня голодную девушку, и она, наконец, потянулась за блинчиком, оказавшимся очень вкусным.
Пока Рыбка рассказывала, Анфи успела перехватить еще один блинчик и бутерброд, а теперь точила потихоньку пирожок. Очень потихоньку - чтобы можно было даже участвовать в разговоре.
Да, и с Анфи бывало - пусть пару реплик, но вставить бы хотелось. Хотя бы для того, чтобы прояснить происходящее.
- Как Публичный дом и Город связаны? - поинтересовалась девушка. - И отчего началась резня?
Настало время утолять информационный голод.

Ворона спокойно дожевала бутерброд, потянулась за тарелкой с яичницей. У неё только пальцы на мгновение дрогнули, когда вспомнился тот вечер - безумный, долгий вечер, финальный уход в глухую стену, и колотившая их лихорадка, когда оборвалась нить, связанная с Домом. Помнится, до того момента, когда по земле прошел отдаленный гул, и внутри что-то отозвалось холодом, они и понятия не имели, насколько крепко Дом умеет завязывать на себя, насколько глубоко входит в кровь и плоть. Отправляя в рот тонкую полоску бекона, Ворона упорно гнала от себя память о том, как всю ночь они дрожали, и не могли согреться, и как под утро появилась у ног блестящая лакированная шкатулка - прощальный подарок Пси, которую уже невозможно было отблагодарить.
-Кира и Пси? - деловито спросил Дезмонд, на мгновение останавливая жующую Ворону. То, что Дом рванул той же ночью для них новостью не было, а вот то, что кто-то не выжил... И, разумеется, прежде всего меркантильный Дезмонд спрашивал о тех, кого помнил яснее всего, и кого был бы не против увидеть ещё раз. Ворона хотела было спросить ещё про Харви и барона Самди, но решила, что такие экзотические личности вне Дома вымирают сами собой путем естественного отбора, и снова принялась за еду.
Услышав вопрос Анфи, они только кивнули.

- У Дома и Города один и тот же создатель, - Рыбка рассеянно крошила на скатерть кусочек хлеба, не поднимая глаз, - Резня началась из-за того, что Воки слишком заигрался - ситуация вышла из-под его контроля, защита Дома ослабла и туда полезла всякая нечисть... Пси успела уйти еще до взрыва. Кира тоже... вместе с Джеком. Меня усиленно убивали несколько раз, - ее передернуло от воспоминаний. - Если бы Воки не накачал меня напоследок своей силой под завязку - я бы с вами тут сейчас не сидела. Я уходила последней, ребята, я касалась обугленных развалин... это невозможно забыть...
Она запнулась. Было видно, что ей очень трудно говорить.
- Город... - тихо произнесла она после молчания, - Я думаю, Воки таким образом попытался искупить то, что произошло с Домом. Я знаю, он винит себя во всем, что произошло.

Воспоминания этих двоих - извините, троих - переплетались между собой точно так же, как тень и свет минутами ранее. Нитями мысли сплетались, где-то завязываясь узлами, где-то узлы распутывая. Анфи слушала, хотя не знала, о ком говорят Дезмонд и Рыбка. Было немного странно присутствовать при их разговоре, как будто стоишь у замочной скважины. Вроде бы лучше уйти - но разговор теперь и тебя касается, так что ты сидишь и только изредка болтаешь ногами под столом, по старой привычке.
- Воки - великий человек, - медленно произнесла Анфи. - Наверное, иногда ему бывает грустно. После того, как рухнул Дом, ему, должно быть, было тяжело, раз он его создатель? Только он никому-никому бы этого не показал, - подумав, добавила девушка.
Рыбке было сложно, трудно говорить. Анфи была уверена, что она вспоминала сейчас то, о чем рассказывала - видела перед глазами картины произошедшего, чувствала под руками шероховатый камень Дома...
Хотя, быть может, это все было воображение самой Анфи.
- А человек ли он?

Дезмонд - именно Дезмонд, не Ворона - накрыл ладонь Рыбки своей. Мягко сжал слабые птичьи пальцы - в его настоящей руке рыбкина утонула бы... Ворона молчала, признавая, что в таких вещах напарник гораздо мудрее её, и только пыталась представить - как. Как это - умирать несколько раз за час, воскресать тут же, полниться чужой, заемной силой, и как потом жить - снова смеяться, снова шутить и носить коротенькие юбчонки. Наверное, страшно - подсказывало ей предчувствие, но точно она представить не могла, ведь сами они не умирали ни единого разу. И немалую роль в этом сыграло ощущение, что воскреснуть у обоих не получится, что жизнь исправит ошибку, записавшую двоих в одно тело, и что поднимется уже кто-то один...
-Где он? - тихо спросила Ворона, а Дезмонд негромко хохотнул, услышав вопрос Анфи. Не зло, скорее просто печально:
-Лучше никогда не спрашивай у него самого, милая леди.
Ладони он, кстати, так и не убрал.

Рыбка благодарно улыбнулась Дезмонду и собиралась уже ответить, как у барной стойки зазвонил телефон. Юлий снял трубку, послушал немного и позвал:
- Рыбонька, это тебя!

Рыбка поспешно выдернула руку, бросилась к старинному аппарату и приникла ухом к трубке:
- Да... это ты! Наконец-то! Да, я сейчас, конечно!

Выражение абсолютного счастья стремительно возвращалось на ее печальную мордашку. Рыбка положила трубку и возбуждённо подбежала к их столику:
- Ребята, Воки вернулся, он в Башне! Я сейчас... я ему зачем-то нужна, но я мигом вернусь - завтракайте пока без меня!
Она пару раз подпрыгнула на месте от избытка энергии, пока сообщала эту новость. И унеслась как в мультфильме - только черно-оранжевый подол мелькнул у захлопывающейся двери, только чудом его не защемившей.

Анфи посмотрела на Дезмонда чуточку удивленно.
- А я и не собиралась спрашивать у него самого.
А Рыбка тем временем получила приятное известие, обрадовала Анфи с Вороной. И умчалась, только ее и видели.
Анфи подумала, что в ее случае завтрак уж точно окончен, потому что еды было так много, и она была такой вкусной, что девушка успела насытиться.
Анфи перевела взгляд на Ворону.
- Мы будем сидеть здесь?
Светловолосой девушке хотелось хотя бы одним глазком взглянуть на загадочного Воки.

Дезмонд меланхолично сделал Рыбке ручкой, и вернулся к позабытой было яичнице. Ещё в Доме парочка поняла - не пытайся догнать всех и вся, не пытайся всем посочувствовать и не суй нос туда, куда тебя не зовут. И всё будет просто замечательно, если сумеешь не слажать там, где твоё место.
- Ну, мало ли, - задумчиво ответила за Демонда Ворона, подтягивая к себе стакан с соком - Находились и такие придурки, видишь ли...
После первого нормального завтрака за черт знает сколько дней, начало клонить в сон. Если учесть, что в поезде они больше играли в шахматы, ругались и рассказывали друг другу сказки - всё было закономерно.
И только Дезмонд хотел зевнуть и пойти приставать к Юлику с вопросами про комнату, как Афри задала абсолютно неожиданный вопрос. По крайней мере, для компании он оказался неожиданным. Взгляд Дезмонда мгновенно стал заинтересованным и пламенным. Ворона мысленно застонала, понимая - сейчас у него начнется очередное обострение, и это будет весело, и поспать, конечно, не удастся.
- Если ты предлагаешь то, что ты предлагаешь, то я говорю сразу - Воки...
- …это Воки, он умеет убивать...
- ...и многое другое тоже умеет. И, если тебя это не остановит - то говорю ещё и...
- …что мы понятия не имеем, где искать эту самую Башню. Но, если хочешь, можем её поискать...
- Или устроится на ночлег, если меня опять мучает слишком живое воображение.

Анфи меланхолично покачала головой.
- Очень лестно, что ты сравниваешь меня с "такими придурками", - с легким намеком на улыбку отреагировала Анфи.
А Ворона с Дезмондом тем временем словно бы играли в перетягивание каната. Желание одной с одной стороны, желание другого - с противоположной. Анфи не хотела бы вмешиваться в чужие разборки, но любопытство и дух исследования уже накрыли ее с головой.
- Меня не пугает это, - мягко ответила девушка. - Я бы, кстати, не отказалась побродить по Городу. Пока мы ищем Башню, можно узнать очень много интересного.
Анфи задумчиво отодвинула тарелку, встала и направилась к выходу.
- Спасибо, Юлий, было очень вкусно. До скорого.
У самых дверей Анфи остановилась и посмотрела на Ворону. Посмотрела совсем не так, как обычно. На этот раз в ее взгляде читалось что-то вроде вызова - останешься сидеть или пойдешь со мной?
- Я же знаю, вы тоже хотите увидеть Воки, ребята, - ровно заметила Анфи и тут же отвернулась.
И вышла на улицу.

- А девочка не так проста, - усмехнулся Дезмонд, глядя на затянутую в расписанный яркими цветами сарафан спину их нечаянной попутчицы-собеседницы-подруги по счастью. Усмехнулся тихо, почти шепотом, пряча усмешку за переплетенными пальцами, и не спеша поднялся. Мужские, резкие движения, совсем не шли к ворониному девчачьему телу, но парочка давно уже научилась плевать на удивленные или неприязненные людские взгляды. Давно уже научилась - ещё в те годы, когда славное умение существовать под одной черепушкой давалось гораздо тяжелее, нервы были на пределе, и любой, позволивший себе грубое слово, имел занятную возможность на собственной шкуре испробовать как это - перелом челюсти.
- Самому не смешно? - фыркнула Ворона, ловко подхватывая рюкзак и на лету принимая управление телом. Её шаг смотрелся гораздо органичнее и легче - Когда в созданных Воки мирах бывали простые люди?
- Доля истины в твоих словах, конечно, есть... Но рюкзак-то зачем брать?!
- А вдруг мы не вернемся сюда до ночи, или не вернемся вовсе? Жизнь - непредсказуемая штука, а он совсем не так тяжел...
В дверях парочка изящно развернулась, поклонилась бармену, подметя пол пером невидимой шляпы, и заспешила вслед за Анфи по залитой солнечным светом улице. Рыбки, конечно, уже и след простыл, но брошенное ею "Башня", и смутно всплывающая в памяти площадь "Башенная" давала более чем явственную зацепку.
Как ни странно, догнав Анфи, неугомонный Дезмонд не стал ничего говорить.

До Башенной площади они добрались всего через полчаса неторопливым шагом. В центре действительно высилась немаленьких размеров башня с часами, увенчанная шпилем. И тут они столкнулись с небольшой проблемой - Башня была настолько густо увита колючими побегами дикого шиповника, который наглухо заплел окна и двери, что выглядела нежилой лет этак с пятьдесят - сто.

Анфи успела отойти не так уж и далеко, но на вполне порядочное расстояние. В правой руке болталась неизменная сумка, которую девушка держала на коленях за завтраком. В сумке лежала и ждала своего часа недочитанная книжица - не слишком толстая, в мягкой обложке - одним словом, удобная для транспортировки. Вместе с остальными вещами - не слишком накладно. Анфи с гораздо более тяжелой сумкой раньше в школу ходила.
Девушка знала, что не останется одна в этом путешествии. Она смотрела по сторонам, поражаясь необычной тишине. Должно быть, всему виной утро - не мог же Город вымереть, правда?
Ворона и Дезмонд нагнали Анфи, но комментировать ситуацию не стали. Так они втроем и шли - молча, неторопливо, озираясь по сторонам.
Город завораживал. Домики, совсем не похожие на привычные небоскребы, радовали глаз, а сами улицы, каких было не слишком много на пути новоприбывших, приятно удивляли. Изящные фонарные столбы, красивые скамеечки - невероятно уютное, но вместе с тем настораживающее место. Но путники не останавливались нигде, пока шли к цели.
Башенная площадь поражала. Огромная, высоченная башня с часами, точно сошедшая со страниц книги, высилась прямо в центре. Сама площадь, кажущаяся на первый взгляд большой, казалась значительно меньше под своей главной достопримечательностью. Солнце успело накалить брусчатку, так что от нее исходило едва заметное тепло - должно быть, после обеда тут жарко. А еще лучи света отражались от часов Башни, так что посмотреть на них, не прищурившись, было достаточно сложно - блики слепили глаза.
Едва завидев Башню, Анфи обрадовано ускорила шаг, но всего через пару метров ее ждало разочарование - близоруко сощурившись, на разглядела на Башне растительность, явно делающей ее непригодной для жизни, работы или вообще какой-либо активности.
Девушка озадаченно остановилась.
- Это не та Башня? - с сомнением спросила она - наверное, все же у Вороны и Дезмонда, чем у себя самой или воздуха. - Или, скорее уж, что-то тут нечисто.
Последнее предложение вопросом не было. Анфи была почти уверена в том, что они пришли, куда надо.
- Нужно только придумать, как туда забраться правда же? - снова обратилась она к спутникам. - Это как в сказке про Спящую Красавицу.

Городок выглядел так, словно сошел со страниц какой-нибудь хорошей книги. Мощеная улица - не привычный по сотням других умеренно раскрошившийся асфальт, а натуральная брусчатка - какие-то переулки, вывески, фонари, стилизованные под старину. Даже неугомонный Дезмонд заткнулся и просто смотрел по сторонам - нарушать тишину раннего утра не хотелось совершенно, тем паче, что никаких больше людей вокруг не было, и молчание получалось полным.
"Они что, вымерли тут все? - тихо удивился голос в голове, и Ворона удивилась тоже, но уже тому, что субличность не пользуется возможностью пошевелить губами, напоминая о своём присутствии в мире. Внутри собственной головы они общались редко, словно бросая вызов всем тем нормальным людям, которые обожали крестить парочку в психов. Видимо, Город Дезмонду понравился по-настоящему, если он настолько не хотел нарушать тишины.
"Может быть, ещё слишком рано, - так же молча ответила Ворона - А может быть, здесь совсем не так много жителей..."
Дезмонд едва заметно кивнул, передернул плечами, поправляя рюкзак.
Башенная площадь встретила их солнцем, теплом и тишиной. Прохладная черная тень Башни тянулась чуть ли не через всю площадь, перечеркивая её, и почему-то ни Дезмонд, ни Ворона не удивились, увидев преградивший путь шиповник. У них уже включился бытовой режим выживания, отточенный в Доме - ничему не удивляйся. После Зеркального Лабиринта, призрака Харви Дента, Степного и воскресающих людей, не удивляться они умели в совершенстве.
- Думаю, что та, - буркнул Дезмонд, и деловито потрогал веточку - шипы у шиповника оказались острыми и очень неприятными. Если осторожно - до крови не уколешься, но как быть осторожным, если забраться в самую гушу веток? - Скорее уж кто-то шутит...
- Великий и Ужасный в своем репертуаре, - возвела глаза к небу Ворона. Шпиль Башни тонул в синеве набирающего силы дня.
Услышав предположение про Спящую Красавицу парочка прыснула - в этом странном Городе в сказки верилось хорошо. И даже подтачивал дурной азарт - сможешь залезть? Сможешь преодолеть?
- Помнится, в сказке Принц рубил волшебный лес мечом, - задумчиво сказал Дезмонд и снова потрогал веточку. Шиповник кололся по-прежнему - Если мне, конечно, не изменяет память.
- Но у нас меча нет, конечно, - продолжила мысль Ворона - Есть только перочинный нож, хоть и хороший, и пилить им долго.
- Ещё можно воспользоваться огнем, но тогда Башня будет не эстетично черная.
- Или попробовать, надев толстые перчатки, и укрыв чем-нибудь голову, пролезть через заросли.
- Или поискать какой-нибудь потайной ход.
- Последний вариант самый простой, но и самый маловероятный...
- Впрочем, и самый легкий. И вообще - а вдруг?
И Дезмонд медленно двинулся вкруг Башни. Одним глазом - правым, Ворониным - компания косила вверх, надеясь найти просвет. Другим, левым, Дезмонда - вниз, принимая возможность какого-нибудь канализационного люка. Всё бывает, и здесь это "всё", кажется, было как никогда актуально.

Судя по реакции Дезмонда, шипы на живом препятствии были самыми настоящими. А жаль, ведь как раз промелькнула мысль, а может, все это иллюзия? На самом деле Башня стоит себе спокойно, а шиповник - не более чем обман зрения. Но нет. Самое простое решение оказалось далеко от истины в той же мере, в какой далека и мысль о возможной нереальности всего происходящего. Но это уже мелочи.
Найти потайной ход оказалось куда более здравой мыслью. Действительно, куда без этого? В Городе подобное предложение казалось куда более логичным, чем, скажем, войти через дверь - при условии даже, что дверь бы существовала. Без препятствий.
- Поищем, - отозвалась Анфи и подключилась к поискам.
В отличие от Вороны и Дезмонда, девушка отошла на несколько шагов дальше и принялась ходить по более длинной окружности. Она старалась заметить что-нибудь выделяющееся на земле, на самой Башне повыше, на зданиях, окружающих площадь.
Удача улыбнулась Анфи спустя несколько минут. То есть, именно, что удача - Анфи умудрилась споткнуться, когда в очередной раз вглядывалась в Башню.
- Ворона, Дезмонд! Тут что-то есть, - позвала девушка, решив не играть в героя. В конце концов, это попросту невежливо.
Выступ, а следом - небольшое углубление. Вроде бы ничего особенного, но приглядевшись, Анфи заметила вокруг некую окружность, скорее всего очерчивающую крышку того самого потайного хода.
Только как бы его открыть?

Ворона обернулась - глаза у неё мигом сошлись, потому что помощи Дезмонда для получения полного обзора уже не требовалась - коса мотнулась в воздухе.
- Таки подземный ход? - почти без удивления уточнила она. В конце концов, почему бы и нет? Уже очень укрытая шиповником Башня походила на этакую приманку для всяких и всяческих приключенцев. А приключенцы бывают двух видов - танки, которые прут напролом, и умные люди, которые идут в обход. Для первых среди колючих ветвей наверняка пряталась запертая дверь. Для вторых нашлась крышка люка. Всё закономерно, и очень здорово.
Скинули рюкзак на мостовую, присели рядом с предполагаемой крышкой. Зрение у компании вообще-то было хреновое, и зазора они не видели, но логично предположили, что Анфи с таким лицом над обычным участком не застыла бы. Конечно, "такое лицо" было преувеличением... Но всё-таки.
Чуткие пальцы пробежались по камням - левая рука Дезмонда, правая - Вороны. Очень удобная штука - шизофрения. Одна Ворона шарилась бы в два раза дольше просто потому, что как истинная правша, не очень умела синхронизировать работу рук. С участием Дезмонда такой проблемы просто не стояло...
Дезмонд наткнулся на предполагаемый замок одновременно с тем, как Ворона нашарила едва уловимый зазор. Люк присутствовал, и это не могло не радовать. Впрочем, вопрос Анфи "Как его открыть?" был актуален весьма и весьма.
- Ты, случайно, никогда не был взломщиком?
- Смешная, смешная шутка... Но зачем тут взломщик? Ты видишь замочную скважину?
Небольшое углубление и, правда, на замок было похоже в последнюю очередь, и явно открывалось не ключом. Дезмонд аккуратно исследовал его кончиками пальцев, надеясь нащупать какую-нибудь кнопку.
- Встань в Дьюрин день у Черной Горы,
Горы, где храпит дракон, - пропела Ворона кусочек из глупой детской песенки:
- За запертой дверью черной норы,
Золото прячет он...
Дальше она слов уже не помнила, а Дезмонд при всем желании не мог подсказать - он был занят. Шероховатый камень под пальцами совершенно не внушал никаких надежд, ничего, похожего на отпирающий механизм не было, и, в конце концов, Дезмонд и сам не понял, как же его - а вернее, воронин - указательный палец вдруг провалился в холодную пустоту. Был, был камень - и вдруг - дырка... Вскрикнуть парочка не успела - под кожу воткнулась острая иголка, а потом люк как-то странно хрустнул и приподнялся на пару миллиметров.
Когда Ворона вытянула ладонь - по пальцам тихонько стекала кровь.

@темы: Город, Междуглавие

Комментарии
2012-03-19 в 10:46 

Некия
Как глаголет всякая книга - а именно из книг Анфи в первую очередь получала всякие полезные сведения, - кто идет первый, тот получает наибольший урон. На втором месте, правда, стоит ущерб, причиненный последнему, так как его могут схватить, а никто, пока не обернется. что обычно без надобности не делают, и не заметит. Как бы то ни было, в самом бренном физическом смысле, сейчас главных героев было двое, если считать по количеству тел. Таким образом, никакого блата.
Собственно, Анфи и не стремилась. Она наконец-то почувствовала себя полноправным участником событий, и готова была отдать столько крови, сколько понадобится.
- Все в порядке? - первым делом девушка даже не на проход посмотрела, а на руку Вороны. Шла кровь - не так ужасно, чтобы можно было от ее потери скончаться, но весьма ощутимо. Должно быть, ранка доставляла немалые неудобства, а еще наверняка болела. - Давай помогу.
Анфи достала чистый белый платок, который каким-то образом примостился в невидимом карманчике в складках сарафана, на всякий случай шифруясь под обычный цветок, каких на наряде светловолосой девушке было немало. Неуверенно взяв руку Вороны в свою, Анфи быстро и аккуратно перевязала ранку, умудрившись стереть кровь, успевшую растечься аж до запястья так, чтобы красные пятна остались почти незаметными, и рука в итоге приобрела вполне божеский вид.
- Я не знаю, сколько в Городе будут затягиваться раны, - тихо пояснила Анфи. - Это я тебя позвала, вместо того, чтобы самой попытаться разобраться с механизмом, и ты пострадала. Мне жаль.
Наконец, Анфи перевела взгляд на люк, который приоткрылся. Поставив сумку рядом, девушка поддела поднявшуюся над землей часть тонкими пальцами, которые так и просились мыть пробирки. Рывок, другой, и оказавшаяся на удивление легкой, только немного застрявшей, крышка поддалась.
Люк казался глубоким, как канализационный, но вполне цивильным. Ржавые железные скобы, далеко не самого обнадеживающего вида, вели вниз, в темноту. Анфи даже пожалела, что у нее нет фонарика. С другой стороны, спускаться было бы удобно только в том случае, если бы фонарик был как у шахтеров - на каске, или просто на лбу. А так - все равно никакого проку. Ну а внизу уже сориентироваться будет проще - авось там факелы обнаружатся, ну или какой-нибудь другой источник света.
- На этот раз первой полезу я, - тихо сказала Анфи, скорее ставя перед фактом, нежели спрашивая мнение. Ей было все еще неудобно из-за того, что Ворона поранилась - фактически, по вине Анфи. - Надеюсь, рука не болит? Сможешь лезть?
И, решив выслушать ответ уже из люка, светловолосая девушка начала спускаться, повесив сумку на локоть.
- Если что, - добавила она, когда ее макушка скрылась в темноте, - я подам тебе руку или подхвачу. Ты только скажи.
Голос девушки звучал гулко, но по-прежнему тихо.

URL
2012-03-19 в 10:47 

Некия
Странно, но больно не было. А, может быть, парочка просто привыкла к мелким неудобствам и царапинам, и совсем не привыкла к чьей-то заботе. Первым побуждением было естественное желание засунуть палец в рот - где-то Ворона вычитала, что человеческая слюна неплохое лекарство для всяких мелких ранений, и с тех пор желанию этому не противилась - но сделать этого не получилось. С неумением наблюдали они за манипуляциями Анфи - Дезмонд так и рвался не тактично заржать, или патетично вопросить "Зачем?!". Как правило, они всегда со всем справлялись сами, отвергая любые попытки чужого вмешательства в общее здоровье. Кроме того, никто и никогда особенно не рвался как-то им помогать.
- Спасибо, - в конце концов справилась с недоумением Ворона. Пожала плечами. - Не беспокойся так. В конце концов я сама полезла, да и не так это больно...
- Если, конечно, на игле не было яда, - похоронным голосом добавил Дезмонд, и Ворона обязательно вкатила бы ему оплеуху, если бы могла.
...Люк уводил в темноту, и пахло из него обычной подземной сыростью. Немного крысами. Мимолетно парочка порадовалась, что это не канализация - с сущности, подкинувшей им такое приключение, сталось бы - и полезла в рюкзак. Время, проведенное на дорогах, принесло им множество странных полусумасшедших знакомств и странных, случайных вещей. Шахтерского фонарика среди них, правда, не было - как-то сталкерством они никогда не увлекались - зато был фонарик обычный, присобаченный к браслету. Дело было в том, что он был слишком длинный и неудобный для того, чтобы приляпать его к хайратнику, зато вполне сносно ложился вдоль руки, если правильно примотать. Завозились, застегивая браслет и снова закидывая на плечи рюкзак. Обернулись к люку. Конечно, Анфи, искупая свою призрачную вину, уже полезла вперед них, и Дезмонд даже опечалился этому факту - как джентльмен, он всегда стремился пройти вперед дамы. Хотя бы потому, что самому первому всегда достается больше всего приключений на пятую точку.
Услышав вопрос, он всё-таки не удержался и захохотал. Как уже говорилось, даже в воронином теле и в ворониных условиях Дезмонд почитал себя мужиком, и одно только допущение, что его могут ловить или подхватывать изрядно его насмешило.
- Хэй, я ведь не раненая, - сказала Ворона люку, и аккуратно поставила ногу на первую скобу. Мгновение повисела, приноравливаясь, и сноровисто начала спускаться - И помирать не обираюсь.
- В порядке всё, - поддержал Дезмонд, с неприязнью поглядывая на темноту под кроссовками. В отличие от пофигистичной Вороны подземелья он не любил.
...Главной задачей пока было не лезть слишком быстро и не свалиться Анфи на голову.

Анфи улыбнулась, воспользовавшись темнотой. Когда никто не видит, включая тебя саму, можно позволить себе нормальные эмоции, хотя и в ограниченных количествах - а то еще привыкнешь. Так вот Анфи улыбнулась подумав, что если Дезмонд отдавит ей пальцы, у нее в запасе останется некоторое количество, да и вообще они будут квиты.
Спускаться пришлось не то, чтобы сильно долго, но рука, на сгибе локтя которой висела сумка, быстро начала уставать, здорово увеличив время спуска конкретно за счет неприятных ощущений. Девушка все спускалась и спускалась, собирая ржавчину на ладони и слыша над головой шуршание, звяканье и еще какие-то звуки, доказывающие, что Ворона и Дезмонд спускаются следом. Наконец, Анфи уже пожалела. что полезла первой - даже отдохнуть нельзя, потому что тогда уж точно не избежать пары-тройки отдавленных пальцев.
Наконец, нога девушки натолкнулась на пустоту, которая на проверку оказалась всего-навсего отсутствующей перед полом подземелья скобой. Анфи спрыгнула, отошла на шаг-другой, чтобы освободить дорогу Вороне, и посмотрела наверх. К счастью, все обошлось без происшествий. Ворона нашарила фонарик, еще будучи на поверхности - Анфи зауважала ее за предусмотрительность и собранность в самом прямом смысле слова, - так что теперь где-то наверху мелькал неспокойный огонек, который лично Анфи, правда, только мешал - глаза никак не могли привыкнуть толком к темноте, а света сверху, который больше обшаривал стены, нежели светил вниз, было явно недостаточно.
Отряхнув ладони и расправив сарафан, Анфи перевесила сумку на другой локоть и попыталась вслепую нашарить стены. Аккуратно сделав еще несколько шагов, она тихонько взвизгнула - нога в открытой со всех сторон босоножке, состоящей из пары жгутиков и тончайшей подошвы, оказалась в воде. Это могло быть лужей, но с тем же успехом - началом озера или серединой источника. Хотя нет, последний вариант отметался сразу - вода явно не спешила шевелиться.
Анфи быстро убрала ногу, которой теперь было сыро и холодно.
- Тут вода, - проявив чудеса красноречия, заметила девушка. - Ребята, вы не могли бы посветить на стены - тут должен быть где-то тоннель, пяткой чую.
Как ни странно, это не было иронией или, скажем, устойчивым сочетанием. Анфи действительно пяткой чувствовала, что рядом вход в тоннель, причем явно ведущего куда надо - оттуда (а может все же туда?) тянуло ветром, и мокрая нога ощущала это гораздо лучше сухой, ведь ветерок был очень слабым. Наверное, поверхность не так близко, но оно и понятно - столько спускаться.
- Надеюсь, мы идем куда надо.
Было бы забавно, но обидно попасть совсем не в Башню, тем более что Анфи совершенно не ориентировалась в темноте и не могла даже примерное сказать, куда в теории следует двигаться. Так что оставалось рассчитывать на фонарик Вороны и ее же чувство направления - если оно, конечно, было в наличии.

URL
2012-03-19 в 10:47 

Некия
Глаза постепенно привыкали к темноте, ржавчина оседела на ладонях рыжими хлопьями, ребристые подошвы кроссовок идеально удерживались на узких скобах, и лезть было совсем не так тяжело, хоть спуск и оказался заметно длиннее, чем парочка предполагала изначально. Где-то внизу шуршала Анфи - именно на этот звук Ворона ориентировалась, определяя скорость спуска - и, если бы не Дезмонд, она и не подумала бы включить фонарик. Самой ей гораздо проще было в темноте, когда ничто не слепит и так близорукие глаза, но спутник её всегда ненавидел подземелья и сырой сумрак, и стоило пятну света с поверхности стать плохо различимым, призрачным, как он занервничал. На мгновение руки перестали слушаться, локтем зацепившись за скобу, Дезмонд включил фонарик и облегченно вздохнул. Пятно желтоватого света заплясало по стенам, слепя и раздражая, но ради дезмондовских страхов Ворона смирилась. Она знала - пока их не загонит в совсем уж узкий коридор - всё будет в порядке. Дезмонд просто не любит подземелий, и это не страшно, если не попадать под обвал или в какую-нибудь яму. Какова вероятность того, что где-то их завалит или потолок будет столь низок, что придется ползти? Лично Ворона считала, что очень небольшая. А даже если вдруг - их двое, и она, как главная личность, точно сумеет не допустить панику Дезмонда дальше его части сознания. По крайней мере, на это хотелось надеяться.
Наконец, нога не нащупала скобы, и Ворона спрыгнула. Пятно света метнулось по сторонам, выхватив кирпичные стены, краешек сарафана Анфи и темную гладь воды, а потом замерло, едва заметно подрагивая - это Ворона подняла руку. Потолок был невысокий, неяркий желтый свет залил помещение. Слабый-слабый, но, в принципе, различать окружающее уже было можно. Вот лестница - неровный ряд скоб, уводящий наверх. Вот Анфи. Вот черная вода - вряд ли там глубоко, и не понять - то ли это широкая лужа, то ли пол залит вообще.
Луч света переместился с потолка, высвечивая воду - теперь стало видно дно, там и правда было совсем неглубоко - проследовал за разливом. Ткнулся в черный зев тоннеля и замер. Внутренности тоннеля видно не было - темнота словно проглатывала слабый свет - зато было видно, что идти придется по воде. Где-то по щиколотку.
- Ну, вариантов пока не предвидиться, - вздохнула Ворона. Пока развилок не было, и решение было только одно - лезть в тоннель - У меня там мелок, в левом кармане рюкзака...
Обычная предосторожность - пометить стенку, чтобы точно знать, что у этого люка они уже были. Как мел попал в карман Ворона помнила плохо. Просто была у неё привычка подбирать всяческие камушки и, наверное, мелок как-то затесался среди них, да так и остался.
- Кроссы сними, - меланхолично посоветовал Дезмонд, разворачивая общее тело рюкзаком к Анфи - Расползуться...
Ворона задумалась над этим предложением и, кивнув, потянулась к шнуркам. Возможность подхватить простуду заботила её меньше, чем возможность лишиться единственной приличной обуви.

Идти в хвосте не хотелось, а рваться вперед было не лучшей мыслью, особенно учитывая, кто на данный момент владел фонариком. Анфи ускорила шаг, захлюпав по воде, так что теперь пятка не чувствовала себя одинокой, и поравнялась с Вороной. Босоножки были легкими и шитыми - ни единой капли клея, так что беспокоиться не приходилось. На самом деле, Анфи сначала промочила обувь, а потом снимать уже поленилась - все равно мокрая, чего уж там. Чай не сахарная.
Шлепанье по темной воде вскоре стало совпадать - Анфи и Ворона шли в ногу. Светловолосая девушка оглядывалась по сторонам, силясь различить хоть что-нибудь. Было ясно, что зрение тут не помощник, но Анфи выросла на книгах, а это значит, глазами она понимала лучше. Тем не менее, пришлось смириться с неизбежным. Анфи стала водить по стене свободной рукой - во второй руке болталась сумка, а еще с той стороны шла Ворона.
Стены были шершавые, но в них не было влаги, да и плесень не покрывала. Было что-то странное во всем этом.
Тут стена неожиданно прервалась. Только что была, сухая и вся в выступах, и вот уже ее нет.
- Ворона, Дезмонд, - тихо позвала Анфи, от неожиданности чуть не завалившись в ту сторону, лишившись опоры. - Тут что-то...
Что - Анфи пока не знала. Но оттуда явственно дул слабый ветерок. Девушка попыталась сделать шаг, но споткнулась о выступ и все-таки упала. Пол, впрочем, оказался гораздо ближе, чем она вслепую предполагала - кажется, выступ являлся ни чем иным, как ступенькой. В итоге одна коленка побаливала - вряд ли там была хотя бы ссадина, но синяк был бы уместен после падения. А еще болело запястье - не так сильно, как можно было бояться, но не слишком приятно.
Анфи оттолкнулась больной рукой и встала на ноги, отряхнулась. Посмотрела наверх - света не было, но все же подъем перспективный.
- Тут лестница. Мы пойдем вперед или свернем? - поинтересовалась Анфи. - Мне кажется, нужно попробовать подняться.

Кроссовкам они связали шнурки, и закинули их на плечо. Рюкзак пачкать не хотелось, да и места в нем уже было маловато, так что такой вариант показался самым разумным.
...Ворона аккуратно ступила в воду - ноге сразу стало холодно - мгновение промедлила, привыкая. Дно, вопреки её полубессознательным опасениям, не было ни склизким, ни покрытым водрослями - просто шершавый, залитый водой камень, на котором поскользнуться можно только при изрядной доли невезения. Наверное, подвалы затопило не так давно, иначе тут всё уже покрыла бы плесень.
- Как ты думаешь, тут водятся крысы? - спросила Ворона, ни к кому конкретно не обращаясь, и, не дожидаясь ответа, заплюхала по тоннелю. Пятно света скользило впереди - больше по воде, чтобы ни на что не наткнуться и не упасть.
- А помнишь, как мы как-то забрели в болото? - завел свою пластинку неугомонный Дезмонд, который молчать не любил и не умел - Что мы там искали? Морошку?
- Мы там искали выход на трассу, - буркнула Ворона. Болтовня напарника её не то чтобы раздражала, но конкретно в этом случае, она бы предпочла, чтобы он помолчал. Мало ли какой звук можно услышать в этих коридорах. Чьи-то шаги? Перестук капель? Писк крысы, выгнанной наводнением из родной норы? Всё может быть, а за их общим голосом слышно было только как хлюпает сзади Анфи - надо сказать, размеренно, и даже где-то в такт.
- А, точно. Там ещё были комары, болотные огоньки, жуткая грязь...
Вздохнув - вспоминать эпизод с болотами в подробностях не хотелось до скрежета зубовного - Ворона тихонько затянула:
- За Синие горы, за белый туман,
В пещеры и норы уйдет караван...
В темноте подземных коридоров прозвучало сюрреалистически. Так, что Вороне даже понравилось.
Она успела добраться до третьего куплета, когда сзади послышался плеск.

Если бы Ворона дала Дезмонду волю - он бы суетился, и, разумеется, не преминул бы начать поднимать Анфи, искать йод и выставлять себя в комическом свете и другими способами. Но воли ему, конечно, дано не было, и свет фонарика высветил высокую лестницу - вода плескалась у первой её ступеньки, не поднимаясь выше.
- Может, это в Башню, - оптимистически предположила Ворона, и шагнула сразу через две ступеньки. Обернулась. Дезмондовским галантным жестом протянула руку. Пояснила - Тут вполне пройдут два человека рядом. Я буду светить вперед, будем вести каждая со своей стороны рукой по стене. И ответвления не пропустим, и если одна из нас упадет - вторая удержит...
Предосторожность вряд ли была лишней - с лестниц парочка падала гораздо чаще, чем это делают нормальные люди. К тому же Дезмонд беспокоился за ушибленные колени Анфи.
А сверху тянуло свежим воздухом. И почему-то - корицей.

URL
2012-03-19 в 10:48 

Некия
Раз вверх - значит в Башню. Разумно, конечно, но принимая во внимание тот факт, что они под землей, это могло быть и просто одним из многочисленных (или не очень) ходов на поверхность. Впрочем, попасть в Башню хотелось, так что лишние мысли были спешно разбавлены оптимистичными. В конце концов, часто первый выход - ведущий куда надо. А последний выход - тупик. Ну это так, к слову.
Анфи, незаметно во мраке, да и вообще не слишком явно покраснев, приняла протянутую руку. Молча, но сжав на мгновение капельку сильнее, чем требовалось - в знак благодарности.
Слова Вороны эхом разнеслись по тоннелю, галопом разбежавшись вверх и вниз. От этого гула стало несколько не по себе, и в Анфи проснулась маленькая девочка, которая боится темноты и громких звуков. Не потому ли сама Анфи говорит тихо и старается всегда находиться на свету, под торшером или лампой?
Они с Вороной теперь шли бок о бок. Анфи вела рукой по стене, изредка морщась, если попадался очередной хитрый выступ, заставлявший все еще немного побаливающее запястье посылать в мозг лишние нервные импульсы. Впрочем, прошло какое-то время, и Анфи уже перестала обращать на это внимание; рука почти перестала болеть.
- А вы давно путешествуете? - Анфи решила, что молчание слишком уж затянулось, даже для такой красноречивой собеседницы, как она. То есть, как молчание - по отношению к ней молчание. Вроде как, живая, надо же как-то показать это.
Анфи не оступалась, ей было неудобно за свою слабость - где это видано, споткнуться в самом начале лестницы! Мимоходом проскользнула мысль, сможет ли Анфи случае чего бежать, ведь в отличие от запястья, колено ушиблось ощутимо и теперь заставляло минутами ранее покрасневшую девушку побледнеть еще больше, чем обычно. Но и это было нормально - вскоре боль притупилась. Анфи полагала, если бы она больше времени посвящала не спорту даже, а элементарной ходьбе, то сейчас она бы не переживала по поводу таких пустяков. Но как человек, предпочитавший сидеть на кресле или, на худой конец, на стуле, всякая травма оборачивалась некоторым временем боли, здорово мешавшей сосредоточиться на делах куда более важных.
- Что бы вы делали, если бы не попали в Город? - снова подала голос светловолосая девушка.
Прошло несколько минут - а может, полчаса, в темноте, которую только одинокий луч фонарика и пытался развеять, сложно было сказать, - и Анфи решила, что уже достаточно окрепла, чтобы можно было не переживать по поводу таких глупостей; босоножки почти высохли. Девушка решила размять затекшую руку, которая все еще безрезультатно водила по стенам, и сначала опустила ее вниз, а потом - резко вверх.
Анфи тихонько ойкнула, скорее от неожиданности, чем от боли. Ее рука ударилась о деревянный потолок, из чего следовал вывод - лестница закончилась. В общем-то, следовало порадоваться хотя бы тому, что удар на себя приняла рука Анфи, а не голова Вороны - получилось бы куда более печально.
Как бы то ни было, Анфи замедлила шаг, на проверку вытянув руку вперед, чуть наклонилась. Да, так и есть, впереди - не слишком близко, но все же, тоже стена, только каменная, как и та, по которой она столько времени водила ладонью.
- И куда теперь? - девушка поглядела туда, откуда светил фонарик, предположив, что и Ворона тоже там. - Наверное, дерево - это люк?


Над ответом парочка задумалась надолго. Стена под пальцами оказалась шершавой, рука Анфи - горячей, ступеньки кое-где крошились, иногда довольно ощутимо - вниз с тихим шорохом сыпались мелкие камушки - и в том, чтобы идти по лестнице в полной темноте, глядя, как впереди пляшет пятнышко света, было что-то неизмеримо притягательное и жутковатое. Наверное, такой же восторг испытывает ребенок, забравшийся в дом с привидениями, и обшаривающий фонариком стены. Или тот же малыш, но уже увлеченно боящийся монстра под кроватью - вроде бы и нет никого, и мама спит за стенкой, но темнота шуршит, и тянет сотни рук, и всё это странно, страшно и мучительно интересно...
Люди любят бояться. Такова их природа.
- Это сложный вопрос, - наконец, собравшись с мыслями, начала Ворона - И самый точный ответ на него - мы не помним. Вернее, не так...
- Мы помним Дом, - подхватил Дезмонд. Сейчас почему-то посерьезневший - словно тьма заворожила и его - Потом года два мы бродили по дорогам... Любым дорогам, да.
- Что было до того - смутно. Кусочками. Может, мы путешествуем два года. Может, гораздо дольше...
- Память веселая штука, юная мисс. А наша память - веселая особенно.
Замолчали. Лестница всё не кончалась, и длина её говорила в пользу предположения о Башне. Всё-таки по прикидкам Вороны они должны были быть уже гораздо выше, чем на уровне мостовой. Дезмонд вздыхал, вслушивался в тишину, и почему-то чувствовал приступ ностальгии. Зря их всё-таки спросили о дорогах - один невинный вопрос всегда влек за собой лавину ответов и воспоминаний, и сейчас в голове у Вороны кружились чужие осколки памяти. Вот они, совсем ещё юные, не умеющие толком управляться с телом, голосуют на обочине. Вот они же играют в шахматы в студенческом общежитии - комнатушка крохотная, но уютная. Вот они спят на лекциях, играют на гитаре, поют в два голоса... Может быть, такого никогда не было. Может, было...
Следующий вопрос заставил парочку вздрогнуть. На сей раз отвечать начал Дезмонд:
- Поехали бы дальше. Сошли бы ещё где-нибудь. Выиграли или заработали бы денег...
- Но не украли бы, - вставила Ворона машинально.
- ...Купили бы еды и что-нибудь красивое, и снова на дорогу. Это весело, знаешь ли.
- Но Город всё-таки лучше. Тут всегда что-нибудь происходит.
- Будет происходить, потому что там, где Воки - всегда какие-нибудь события.

Люк, высвечиваемый фонариком, был таки деревянный. Сухие, растрескавшиеся доски, две заржавленные петли, никаких намеков на засов... Дезмонд улыбнулся предвкушающе - "Если не поднимем, так выбьем, если не выбьем, так ножом расковыряем" - Ворона деловито отцепляла браслет с фонариком. О том, чтобы предоставить возможность возиться с люком Анфи и речи не было, а одновременно светить и открывать даже у таких суперменов, как они, не вышло бы.
- Куда-куда. Наверх, куда же ещё. - Дезмонд снова смеялся, меланхолия с него всегда сходила очень быстро. Ворона таки справилась с фонариком, и беспардонно прицепила его Анфи на запястье. Кажется, пара лет на дорогах исцелила её от боязни прикосновений окончательно и бесповоротно.
- Свети наверх, - то ли попросила, то ли потребовала она, и полезла на самую высокую из ступенек. Пригнулась, уперлась ладонями в дерево - "Заноз насобираем..." - а напрягся уже Дезмонд.
Предчувствия парочку не подвели - люк поддавался неохотно, если бы они толкали его не всем телом - вряд ли бы что-нибудь вообще вышло - и вообще ощущение было такое, что сверху кто-то не очень добрый насыпал мешков с песком. Одна Ворона не справилась бы точно - она всё-таки привыкла воспринимать себя не очень ловкой и не очень сильной, но у неё всё-таки был Дезмонд, и это было уже очень много.
Заскрипели давно не смазываемые петли. Затрещали, подаваясь, сухие доски. Ворона зашипела сквозь зубы, уперлась уже и затылком. И, наконец, люк поддался совместным усилиям, и медленно пошел вверх.
Пахнуло пылью и железом. Крякнула, откидываясь, крышка. И парочка, наконец, выпрямилась, прикрывая глаза от света. Здесь - где бы оно ни было - было гораздо светлее, чем в подземных тоннелях.

***

- А вот и наши приключенцы! - раздался голос, до боли знакомый Вороне и Дезмонду.

URL

НЕКИЯ

главная