18:21 

Междуглавие 1

Апрельская рыбка [DELETED user]
Междуглавие 1.
В котором в Город прибывают Анфи, Ворона и Дезмонд, старые друзья предаются воспоминаниям в "Дайсе", Воки возвращается в Башню, а компания приключенцев лезет исследовать подземелья.




Апрельская рыбка ненавидела просыпаться по утрам. То есть, не то чтобы не любила, но перспектива тащиться на вокзал в шесть утра, когда рассветное небо еще дышит ночным холодом, мостовые мокры от росы, лавки еще не открылись и на улицах - никого, кроме дворников и пары бродячих кошек... И кто придумал эту традицию - прибытие поезда на рассвете?! Да никто, - сама себе отвечала Рыбка, зябко передергивая плечами на ходу, - традиция эта сложилась сама по себе. Как и большинство традиций в Городе. Ранним утром прибывает поезд. Поезд привозит новичков. Новичков необходимо встретить, поприветствовать и проводить до приюта. Вообще-то эту функцию должен был выполнять Джаббервок, но того как назло не было в Городе, и неизвестно, когда он соизволит появиться... Рыбка вздохнула и ускорила шаг, чтобы согреться.

По известному закону подлости, она пришла на вокзал минут за тридцать до прибытия. Прогулялась туда-сюда по перрону, сердито стуча подошвами по цветным плиткам, потом махнула рукой и завернула в крохотное привокзальное кафе. Кофе здесь подавали не самый лучший в Городе, но зато тут было тепло и - а это немаловажный факт! - забегаловка работала круглосуточно.

Рыбка устроилась с дымящейся чашкой в руке напротив окна, где весь перрон был как на ладони - идеальный наблюдательный пункт - и приготовилась ждать.

***

читать дальше

@темы: Город, Междуглавие

Комментарии
2012-03-19 в 10:46 

Некия
Как глаголет всякая книга - а именно из книг Анфи в первую очередь получала всякие полезные сведения, - кто идет первый, тот получает наибольший урон. На втором месте, правда, стоит ущерб, причиненный последнему, так как его могут схватить, а никто, пока не обернется. что обычно без надобности не делают, и не заметит. Как бы то ни было, в самом бренном физическом смысле, сейчас главных героев было двое, если считать по количеству тел. Таким образом, никакого блата.
Собственно, Анфи и не стремилась. Она наконец-то почувствовала себя полноправным участником событий, и готова была отдать столько крови, сколько понадобится.
- Все в порядке? - первым делом девушка даже не на проход посмотрела, а на руку Вороны. Шла кровь - не так ужасно, чтобы можно было от ее потери скончаться, но весьма ощутимо. Должно быть, ранка доставляла немалые неудобства, а еще наверняка болела. - Давай помогу.
Анфи достала чистый белый платок, который каким-то образом примостился в невидимом карманчике в складках сарафана, на всякий случай шифруясь под обычный цветок, каких на наряде светловолосой девушке было немало. Неуверенно взяв руку Вороны в свою, Анфи быстро и аккуратно перевязала ранку, умудрившись стереть кровь, успевшую растечься аж до запястья так, чтобы красные пятна остались почти незаметными, и рука в итоге приобрела вполне божеский вид.
- Я не знаю, сколько в Городе будут затягиваться раны, - тихо пояснила Анфи. - Это я тебя позвала, вместо того, чтобы самой попытаться разобраться с механизмом, и ты пострадала. Мне жаль.
Наконец, Анфи перевела взгляд на люк, который приоткрылся. Поставив сумку рядом, девушка поддела поднявшуюся над землей часть тонкими пальцами, которые так и просились мыть пробирки. Рывок, другой, и оказавшаяся на удивление легкой, только немного застрявшей, крышка поддалась.
Люк казался глубоким, как канализационный, но вполне цивильным. Ржавые железные скобы, далеко не самого обнадеживающего вида, вели вниз, в темноту. Анфи даже пожалела, что у нее нет фонарика. С другой стороны, спускаться было бы удобно только в том случае, если бы фонарик был как у шахтеров - на каске, или просто на лбу. А так - все равно никакого проку. Ну а внизу уже сориентироваться будет проще - авось там факелы обнаружатся, ну или какой-нибудь другой источник света.
- На этот раз первой полезу я, - тихо сказала Анфи, скорее ставя перед фактом, нежели спрашивая мнение. Ей было все еще неудобно из-за того, что Ворона поранилась - фактически, по вине Анфи. - Надеюсь, рука не болит? Сможешь лезть?
И, решив выслушать ответ уже из люка, светловолосая девушка начала спускаться, повесив сумку на локоть.
- Если что, - добавила она, когда ее макушка скрылась в темноте, - я подам тебе руку или подхвачу. Ты только скажи.
Голос девушки звучал гулко, но по-прежнему тихо.

URL
2012-03-19 в 10:47 

Некия
Странно, но больно не было. А, может быть, парочка просто привыкла к мелким неудобствам и царапинам, и совсем не привыкла к чьей-то заботе. Первым побуждением было естественное желание засунуть палец в рот - где-то Ворона вычитала, что человеческая слюна неплохое лекарство для всяких мелких ранений, и с тех пор желанию этому не противилась - но сделать этого не получилось. С неумением наблюдали они за манипуляциями Анфи - Дезмонд так и рвался не тактично заржать, или патетично вопросить "Зачем?!". Как правило, они всегда со всем справлялись сами, отвергая любые попытки чужого вмешательства в общее здоровье. Кроме того, никто и никогда особенно не рвался как-то им помогать.
- Спасибо, - в конце концов справилась с недоумением Ворона. Пожала плечами. - Не беспокойся так. В конце концов я сама полезла, да и не так это больно...
- Если, конечно, на игле не было яда, - похоронным голосом добавил Дезмонд, и Ворона обязательно вкатила бы ему оплеуху, если бы могла.
...Люк уводил в темноту, и пахло из него обычной подземной сыростью. Немного крысами. Мимолетно парочка порадовалась, что это не канализация - с сущности, подкинувшей им такое приключение, сталось бы - и полезла в рюкзак. Время, проведенное на дорогах, принесло им множество странных полусумасшедших знакомств и странных, случайных вещей. Шахтерского фонарика среди них, правда, не было - как-то сталкерством они никогда не увлекались - зато был фонарик обычный, присобаченный к браслету. Дело было в том, что он был слишком длинный и неудобный для того, чтобы приляпать его к хайратнику, зато вполне сносно ложился вдоль руки, если правильно примотать. Завозились, застегивая браслет и снова закидывая на плечи рюкзак. Обернулись к люку. Конечно, Анфи, искупая свою призрачную вину, уже полезла вперед них, и Дезмонд даже опечалился этому факту - как джентльмен, он всегда стремился пройти вперед дамы. Хотя бы потому, что самому первому всегда достается больше всего приключений на пятую точку.
Услышав вопрос, он всё-таки не удержался и захохотал. Как уже говорилось, даже в воронином теле и в ворониных условиях Дезмонд почитал себя мужиком, и одно только допущение, что его могут ловить или подхватывать изрядно его насмешило.
- Хэй, я ведь не раненая, - сказала Ворона люку, и аккуратно поставила ногу на первую скобу. Мгновение повисела, приноравливаясь, и сноровисто начала спускаться - И помирать не обираюсь.
- В порядке всё, - поддержал Дезмонд, с неприязнью поглядывая на темноту под кроссовками. В отличие от пофигистичной Вороны подземелья он не любил.
...Главной задачей пока было не лезть слишком быстро и не свалиться Анфи на голову.

Анфи улыбнулась, воспользовавшись темнотой. Когда никто не видит, включая тебя саму, можно позволить себе нормальные эмоции, хотя и в ограниченных количествах - а то еще привыкнешь. Так вот Анфи улыбнулась подумав, что если Дезмонд отдавит ей пальцы, у нее в запасе останется некоторое количество, да и вообще они будут квиты.
Спускаться пришлось не то, чтобы сильно долго, но рука, на сгибе локтя которой висела сумка, быстро начала уставать, здорово увеличив время спуска конкретно за счет неприятных ощущений. Девушка все спускалась и спускалась, собирая ржавчину на ладони и слыша над головой шуршание, звяканье и еще какие-то звуки, доказывающие, что Ворона и Дезмонд спускаются следом. Наконец, Анфи уже пожалела. что полезла первой - даже отдохнуть нельзя, потому что тогда уж точно не избежать пары-тройки отдавленных пальцев.
Наконец, нога девушки натолкнулась на пустоту, которая на проверку оказалась всего-навсего отсутствующей перед полом подземелья скобой. Анфи спрыгнула, отошла на шаг-другой, чтобы освободить дорогу Вороне, и посмотрела наверх. К счастью, все обошлось без происшествий. Ворона нашарила фонарик, еще будучи на поверхности - Анфи зауважала ее за предусмотрительность и собранность в самом прямом смысле слова, - так что теперь где-то наверху мелькал неспокойный огонек, который лично Анфи, правда, только мешал - глаза никак не могли привыкнуть толком к темноте, а света сверху, который больше обшаривал стены, нежели светил вниз, было явно недостаточно.
Отряхнув ладони и расправив сарафан, Анфи перевесила сумку на другой локоть и попыталась вслепую нашарить стены. Аккуратно сделав еще несколько шагов, она тихонько взвизгнула - нога в открытой со всех сторон босоножке, состоящей из пары жгутиков и тончайшей подошвы, оказалась в воде. Это могло быть лужей, но с тем же успехом - началом озера или серединой источника. Хотя нет, последний вариант отметался сразу - вода явно не спешила шевелиться.
Анфи быстро убрала ногу, которой теперь было сыро и холодно.
- Тут вода, - проявив чудеса красноречия, заметила девушка. - Ребята, вы не могли бы посветить на стены - тут должен быть где-то тоннель, пяткой чую.
Как ни странно, это не было иронией или, скажем, устойчивым сочетанием. Анфи действительно пяткой чувствовала, что рядом вход в тоннель, причем явно ведущего куда надо - оттуда (а может все же туда?) тянуло ветром, и мокрая нога ощущала это гораздо лучше сухой, ведь ветерок был очень слабым. Наверное, поверхность не так близко, но оно и понятно - столько спускаться.
- Надеюсь, мы идем куда надо.
Было бы забавно, но обидно попасть совсем не в Башню, тем более что Анфи совершенно не ориентировалась в темноте и не могла даже примерное сказать, куда в теории следует двигаться. Так что оставалось рассчитывать на фонарик Вороны и ее же чувство направления - если оно, конечно, было в наличии.

URL
2012-03-19 в 10:47 

Некия
Глаза постепенно привыкали к темноте, ржавчина оседела на ладонях рыжими хлопьями, ребристые подошвы кроссовок идеально удерживались на узких скобах, и лезть было совсем не так тяжело, хоть спуск и оказался заметно длиннее, чем парочка предполагала изначально. Где-то внизу шуршала Анфи - именно на этот звук Ворона ориентировалась, определяя скорость спуска - и, если бы не Дезмонд, она и не подумала бы включить фонарик. Самой ей гораздо проще было в темноте, когда ничто не слепит и так близорукие глаза, но спутник её всегда ненавидел подземелья и сырой сумрак, и стоило пятну света с поверхности стать плохо различимым, призрачным, как он занервничал. На мгновение руки перестали слушаться, локтем зацепившись за скобу, Дезмонд включил фонарик и облегченно вздохнул. Пятно желтоватого света заплясало по стенам, слепя и раздражая, но ради дезмондовских страхов Ворона смирилась. Она знала - пока их не загонит в совсем уж узкий коридор - всё будет в порядке. Дезмонд просто не любит подземелий, и это не страшно, если не попадать под обвал или в какую-нибудь яму. Какова вероятность того, что где-то их завалит или потолок будет столь низок, что придется ползти? Лично Ворона считала, что очень небольшая. А даже если вдруг - их двое, и она, как главная личность, точно сумеет не допустить панику Дезмонда дальше его части сознания. По крайней мере, на это хотелось надеяться.
Наконец, нога не нащупала скобы, и Ворона спрыгнула. Пятно света метнулось по сторонам, выхватив кирпичные стены, краешек сарафана Анфи и темную гладь воды, а потом замерло, едва заметно подрагивая - это Ворона подняла руку. Потолок был невысокий, неяркий желтый свет залил помещение. Слабый-слабый, но, в принципе, различать окружающее уже было можно. Вот лестница - неровный ряд скоб, уводящий наверх. Вот Анфи. Вот черная вода - вряд ли там глубоко, и не понять - то ли это широкая лужа, то ли пол залит вообще.
Луч света переместился с потолка, высвечивая воду - теперь стало видно дно, там и правда было совсем неглубоко - проследовал за разливом. Ткнулся в черный зев тоннеля и замер. Внутренности тоннеля видно не было - темнота словно проглатывала слабый свет - зато было видно, что идти придется по воде. Где-то по щиколотку.
- Ну, вариантов пока не предвидиться, - вздохнула Ворона. Пока развилок не было, и решение было только одно - лезть в тоннель - У меня там мелок, в левом кармане рюкзака...
Обычная предосторожность - пометить стенку, чтобы точно знать, что у этого люка они уже были. Как мел попал в карман Ворона помнила плохо. Просто была у неё привычка подбирать всяческие камушки и, наверное, мелок как-то затесался среди них, да так и остался.
- Кроссы сними, - меланхолично посоветовал Дезмонд, разворачивая общее тело рюкзаком к Анфи - Расползуться...
Ворона задумалась над этим предложением и, кивнув, потянулась к шнуркам. Возможность подхватить простуду заботила её меньше, чем возможность лишиться единственной приличной обуви.

Идти в хвосте не хотелось, а рваться вперед было не лучшей мыслью, особенно учитывая, кто на данный момент владел фонариком. Анфи ускорила шаг, захлюпав по воде, так что теперь пятка не чувствовала себя одинокой, и поравнялась с Вороной. Босоножки были легкими и шитыми - ни единой капли клея, так что беспокоиться не приходилось. На самом деле, Анфи сначала промочила обувь, а потом снимать уже поленилась - все равно мокрая, чего уж там. Чай не сахарная.
Шлепанье по темной воде вскоре стало совпадать - Анфи и Ворона шли в ногу. Светловолосая девушка оглядывалась по сторонам, силясь различить хоть что-нибудь. Было ясно, что зрение тут не помощник, но Анфи выросла на книгах, а это значит, глазами она понимала лучше. Тем не менее, пришлось смириться с неизбежным. Анфи стала водить по стене свободной рукой - во второй руке болталась сумка, а еще с той стороны шла Ворона.
Стены были шершавые, но в них не было влаги, да и плесень не покрывала. Было что-то странное во всем этом.
Тут стена неожиданно прервалась. Только что была, сухая и вся в выступах, и вот уже ее нет.
- Ворона, Дезмонд, - тихо позвала Анфи, от неожиданности чуть не завалившись в ту сторону, лишившись опоры. - Тут что-то...
Что - Анфи пока не знала. Но оттуда явственно дул слабый ветерок. Девушка попыталась сделать шаг, но споткнулась о выступ и все-таки упала. Пол, впрочем, оказался гораздо ближе, чем она вслепую предполагала - кажется, выступ являлся ни чем иным, как ступенькой. В итоге одна коленка побаливала - вряд ли там была хотя бы ссадина, но синяк был бы уместен после падения. А еще болело запястье - не так сильно, как можно было бояться, но не слишком приятно.
Анфи оттолкнулась больной рукой и встала на ноги, отряхнулась. Посмотрела наверх - света не было, но все же подъем перспективный.
- Тут лестница. Мы пойдем вперед или свернем? - поинтересовалась Анфи. - Мне кажется, нужно попробовать подняться.

Кроссовкам они связали шнурки, и закинули их на плечо. Рюкзак пачкать не хотелось, да и места в нем уже было маловато, так что такой вариант показался самым разумным.
...Ворона аккуратно ступила в воду - ноге сразу стало холодно - мгновение промедлила, привыкая. Дно, вопреки её полубессознательным опасениям, не было ни склизким, ни покрытым водрослями - просто шершавый, залитый водой камень, на котором поскользнуться можно только при изрядной доли невезения. Наверное, подвалы затопило не так давно, иначе тут всё уже покрыла бы плесень.
- Как ты думаешь, тут водятся крысы? - спросила Ворона, ни к кому конкретно не обращаясь, и, не дожидаясь ответа, заплюхала по тоннелю. Пятно света скользило впереди - больше по воде, чтобы ни на что не наткнуться и не упасть.
- А помнишь, как мы как-то забрели в болото? - завел свою пластинку неугомонный Дезмонд, который молчать не любил и не умел - Что мы там искали? Морошку?
- Мы там искали выход на трассу, - буркнула Ворона. Болтовня напарника её не то чтобы раздражала, но конкретно в этом случае, она бы предпочла, чтобы он помолчал. Мало ли какой звук можно услышать в этих коридорах. Чьи-то шаги? Перестук капель? Писк крысы, выгнанной наводнением из родной норы? Всё может быть, а за их общим голосом слышно было только как хлюпает сзади Анфи - надо сказать, размеренно, и даже где-то в такт.
- А, точно. Там ещё были комары, болотные огоньки, жуткая грязь...
Вздохнув - вспоминать эпизод с болотами в подробностях не хотелось до скрежета зубовного - Ворона тихонько затянула:
- За Синие горы, за белый туман,
В пещеры и норы уйдет караван...
В темноте подземных коридоров прозвучало сюрреалистически. Так, что Вороне даже понравилось.
Она успела добраться до третьего куплета, когда сзади послышался плеск.

Если бы Ворона дала Дезмонду волю - он бы суетился, и, разумеется, не преминул бы начать поднимать Анфи, искать йод и выставлять себя в комическом свете и другими способами. Но воли ему, конечно, дано не было, и свет фонарика высветил высокую лестницу - вода плескалась у первой её ступеньки, не поднимаясь выше.
- Может, это в Башню, - оптимистически предположила Ворона, и шагнула сразу через две ступеньки. Обернулась. Дезмондовским галантным жестом протянула руку. Пояснила - Тут вполне пройдут два человека рядом. Я буду светить вперед, будем вести каждая со своей стороны рукой по стене. И ответвления не пропустим, и если одна из нас упадет - вторая удержит...
Предосторожность вряд ли была лишней - с лестниц парочка падала гораздо чаще, чем это делают нормальные люди. К тому же Дезмонд беспокоился за ушибленные колени Анфи.
А сверху тянуло свежим воздухом. И почему-то - корицей.

URL
2012-03-19 в 10:48 

Некия
Раз вверх - значит в Башню. Разумно, конечно, но принимая во внимание тот факт, что они под землей, это могло быть и просто одним из многочисленных (или не очень) ходов на поверхность. Впрочем, попасть в Башню хотелось, так что лишние мысли были спешно разбавлены оптимистичными. В конце концов, часто первый выход - ведущий куда надо. А последний выход - тупик. Ну это так, к слову.
Анфи, незаметно во мраке, да и вообще не слишком явно покраснев, приняла протянутую руку. Молча, но сжав на мгновение капельку сильнее, чем требовалось - в знак благодарности.
Слова Вороны эхом разнеслись по тоннелю, галопом разбежавшись вверх и вниз. От этого гула стало несколько не по себе, и в Анфи проснулась маленькая девочка, которая боится темноты и громких звуков. Не потому ли сама Анфи говорит тихо и старается всегда находиться на свету, под торшером или лампой?
Они с Вороной теперь шли бок о бок. Анфи вела рукой по стене, изредка морщась, если попадался очередной хитрый выступ, заставлявший все еще немного побаливающее запястье посылать в мозг лишние нервные импульсы. Впрочем, прошло какое-то время, и Анфи уже перестала обращать на это внимание; рука почти перестала болеть.
- А вы давно путешествуете? - Анфи решила, что молчание слишком уж затянулось, даже для такой красноречивой собеседницы, как она. То есть, как молчание - по отношению к ней молчание. Вроде как, живая, надо же как-то показать это.
Анфи не оступалась, ей было неудобно за свою слабость - где это видано, споткнуться в самом начале лестницы! Мимоходом проскользнула мысль, сможет ли Анфи случае чего бежать, ведь в отличие от запястья, колено ушиблось ощутимо и теперь заставляло минутами ранее покрасневшую девушку побледнеть еще больше, чем обычно. Но и это было нормально - вскоре боль притупилась. Анфи полагала, если бы она больше времени посвящала не спорту даже, а элементарной ходьбе, то сейчас она бы не переживала по поводу таких пустяков. Но как человек, предпочитавший сидеть на кресле или, на худой конец, на стуле, всякая травма оборачивалась некоторым временем боли, здорово мешавшей сосредоточиться на делах куда более важных.
- Что бы вы делали, если бы не попали в Город? - снова подала голос светловолосая девушка.
Прошло несколько минут - а может, полчаса, в темноте, которую только одинокий луч фонарика и пытался развеять, сложно было сказать, - и Анфи решила, что уже достаточно окрепла, чтобы можно было не переживать по поводу таких глупостей; босоножки почти высохли. Девушка решила размять затекшую руку, которая все еще безрезультатно водила по стенам, и сначала опустила ее вниз, а потом - резко вверх.
Анфи тихонько ойкнула, скорее от неожиданности, чем от боли. Ее рука ударилась о деревянный потолок, из чего следовал вывод - лестница закончилась. В общем-то, следовало порадоваться хотя бы тому, что удар на себя приняла рука Анфи, а не голова Вороны - получилось бы куда более печально.
Как бы то ни было, Анфи замедлила шаг, на проверку вытянув руку вперед, чуть наклонилась. Да, так и есть, впереди - не слишком близко, но все же, тоже стена, только каменная, как и та, по которой она столько времени водила ладонью.
- И куда теперь? - девушка поглядела туда, откуда светил фонарик, предположив, что и Ворона тоже там. - Наверное, дерево - это люк?


Над ответом парочка задумалась надолго. Стена под пальцами оказалась шершавой, рука Анфи - горячей, ступеньки кое-где крошились, иногда довольно ощутимо - вниз с тихим шорохом сыпались мелкие камушки - и в том, чтобы идти по лестнице в полной темноте, глядя, как впереди пляшет пятнышко света, было что-то неизмеримо притягательное и жутковатое. Наверное, такой же восторг испытывает ребенок, забравшийся в дом с привидениями, и обшаривающий фонариком стены. Или тот же малыш, но уже увлеченно боящийся монстра под кроватью - вроде бы и нет никого, и мама спит за стенкой, но темнота шуршит, и тянет сотни рук, и всё это странно, страшно и мучительно интересно...
Люди любят бояться. Такова их природа.
- Это сложный вопрос, - наконец, собравшись с мыслями, начала Ворона - И самый точный ответ на него - мы не помним. Вернее, не так...
- Мы помним Дом, - подхватил Дезмонд. Сейчас почему-то посерьезневший - словно тьма заворожила и его - Потом года два мы бродили по дорогам... Любым дорогам, да.
- Что было до того - смутно. Кусочками. Может, мы путешествуем два года. Может, гораздо дольше...
- Память веселая штука, юная мисс. А наша память - веселая особенно.
Замолчали. Лестница всё не кончалась, и длина её говорила в пользу предположения о Башне. Всё-таки по прикидкам Вороны они должны были быть уже гораздо выше, чем на уровне мостовой. Дезмонд вздыхал, вслушивался в тишину, и почему-то чувствовал приступ ностальгии. Зря их всё-таки спросили о дорогах - один невинный вопрос всегда влек за собой лавину ответов и воспоминаний, и сейчас в голове у Вороны кружились чужие осколки памяти. Вот они, совсем ещё юные, не умеющие толком управляться с телом, голосуют на обочине. Вот они же играют в шахматы в студенческом общежитии - комнатушка крохотная, но уютная. Вот они спят на лекциях, играют на гитаре, поют в два голоса... Может быть, такого никогда не было. Может, было...
Следующий вопрос заставил парочку вздрогнуть. На сей раз отвечать начал Дезмонд:
- Поехали бы дальше. Сошли бы ещё где-нибудь. Выиграли или заработали бы денег...
- Но не украли бы, - вставила Ворона машинально.
- ...Купили бы еды и что-нибудь красивое, и снова на дорогу. Это весело, знаешь ли.
- Но Город всё-таки лучше. Тут всегда что-нибудь происходит.
- Будет происходить, потому что там, где Воки - всегда какие-нибудь события.

Люк, высвечиваемый фонариком, был таки деревянный. Сухие, растрескавшиеся доски, две заржавленные петли, никаких намеков на засов... Дезмонд улыбнулся предвкушающе - "Если не поднимем, так выбьем, если не выбьем, так ножом расковыряем" - Ворона деловито отцепляла браслет с фонариком. О том, чтобы предоставить возможность возиться с люком Анфи и речи не было, а одновременно светить и открывать даже у таких суперменов, как они, не вышло бы.
- Куда-куда. Наверх, куда же ещё. - Дезмонд снова смеялся, меланхолия с него всегда сходила очень быстро. Ворона таки справилась с фонариком, и беспардонно прицепила его Анфи на запястье. Кажется, пара лет на дорогах исцелила её от боязни прикосновений окончательно и бесповоротно.
- Свети наверх, - то ли попросила, то ли потребовала она, и полезла на самую высокую из ступенек. Пригнулась, уперлась ладонями в дерево - "Заноз насобираем..." - а напрягся уже Дезмонд.
Предчувствия парочку не подвели - люк поддавался неохотно, если бы они толкали его не всем телом - вряд ли бы что-нибудь вообще вышло - и вообще ощущение было такое, что сверху кто-то не очень добрый насыпал мешков с песком. Одна Ворона не справилась бы точно - она всё-таки привыкла воспринимать себя не очень ловкой и не очень сильной, но у неё всё-таки был Дезмонд, и это было уже очень много.
Заскрипели давно не смазываемые петли. Затрещали, подаваясь, сухие доски. Ворона зашипела сквозь зубы, уперлась уже и затылком. И, наконец, люк поддался совместным усилиям, и медленно пошел вверх.
Пахнуло пылью и железом. Крякнула, откидываясь, крышка. И парочка, наконец, выпрямилась, прикрывая глаза от света. Здесь - где бы оно ни было - было гораздо светлее, чем в подземных тоннелях.

***

- А вот и наши приключенцы! - раздался голос, до боли знакомый Вороне и Дезмонду.

URL

НЕКИЯ

главная