Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Некия (список заголовков)
18:34 

Глава 5

Некия
Глава 5.
В которой Джек хочет уйти от своей судьбы, но не может, а Рыбка ведет его в бордель.




Пустота перемигивалась тысячами разноцветных огоньков, словно собрали вместе сотню елочных гирлянд и завесили ими небо. Джек хотел было отвернуться, или хотя бы прикрыть глаза - огоньки утомляли и вызывали раздражение своей нарочитой бессмысленностью. Но не смог - тело его плохо слушалось, да и вообще ощущалось как-то... странно.
- Джек... что ты наделал, Джек?..
Голос, преисполненный сочувствия и искренней любви.
- Кто ты? Мое подсознание? Голос Вселенной? Высшее Божество?
Тишина. Ему показалось, что голос тихонько усмехнулся.
- Ты всегда нравился мне больше других, Джек. Ты всегда сопротивлялся, даже зная, что твоя битва заранее проиграна. Всегда шел против правил. Порой заставляя меня верить в то, что ты и в самом деле... - голос не договорил.
- И в самом деле... что? - он жестко усмехнулся, - Настоящий? Не одна из твоих марионеток, или этих, которым засовывают руку в задницу?
- Да, - мягко подтвердил голос, - Согласись, это восхитительно-трогательно - марионетка, которая видит нити, тянущиеся от ее рук и ног в невообразимую высь? Марионетка, которая всеми силами стремится оборвать эти нити. Марионетка, которая умирает в финале спектакля - ибо какая кукла может жить, если нити обрезаны? Зрители от такого зрелища обычно впадают в катарсис...

- Может, мне стоит поблагодарить тебя? - он постарался вложить в тон максимум ехидства. Голос, впрочем не обиделся.
- Вовсе нет. Наоборот, мне, наверное, стоит попросить у тебя прощения.
- Как я тронут!
- Я знаю, тебе здорово не по душе все, что с тобой происходит. Хочешь, я отпущу тебя? Насовсем, как ты и хотел? Обрезанные нити - и никакой ответственности?
- Шутишь?
- Сейчас - нет. Ты - самая ценная марионетка, Джек. Поэтому я именно тебе сейчас даю это эксклюзивное право выбора. Ты его заслужил.
Он наконец сумел рассмотреть свои руки. Блестящий в свете огоньков твердый пластик и шарниры суставов. Пластик... пластик...
Его вырвало пригоршней ярко-желтых пластмассовых бусин. Обретя свободу, бусины мигом отрастили себе по шесть чёрных ножек и расползлись в стороны, пластиково шурша и приглушенно попискивая.
Он отряхнулся - бусины посыпались с волос и из складок одежды. Какая гадость!
- Заслужил? Чем же?
- Тем, что был самим собой. Почти... человеком.
- Значит, я могу уйти?
- Да, Джек.
Огоньки раздвинулись, уступая место паре темных прямоугольников, вставших перед ним.
- Выберешь правую дверь - обретешь свободу, и тебя больше никто не побеспокоит. Оборвешь нити. Выберешь левую - вернешься в Город. К своей судьбе. К своим проблемам. К своей боли. И к ней.


читать дальше

@темы: Город, Оглавление

01:08 

Глава 4

Некия
Глава 4.
В которой Чарли теряет Анфи, Воки делает Анфи предложение, а та соглашается, но Стервятник, по традиции, всё выворачивает наизнанку.




Анфи помахала рукой на прощание Пси и Вороне с Дезмондом.
- До скорого, - сказала она и подумала, что они непременно еще увидятся. Может быть, даже сегодня.
Ей казалось, что небо над ее головой бесконечно.
- Чарли, что у тебя за рукописи? - тихо, неуверенно. Можно ли спрашивать?
Дорога появляется под ногами идущего. Анфи знала, что еще два поворота, и будет парк.

Чарли поймал себя на том, что смотрит на девушку во все глаза, не замечая ничего вокруг. Вот она застенчиво улыбнулась, убрала за ухо непослушную прядь и что-то сказала, кивнув на помятую пачку, зажатую у него в руке. Он сообразил, что Анфи задала вопрос, но смысл от него ускользнул, потому что как раз в этот момент он машинально пытался подобрать рифму, чтобы описать сияние ее глаз и нежную линию изгиба шеи... Чарли постепенно, по частям, возвращался с небес на грешную землю, не зная, как оправдаться ни за пропущенный мимо ушей вопрос, ни за собственные мысли, которые теперь казались ему ужасно крамольными.
Он смог только прижать рукопись к груди, будто защищаясь, и еле слышно выдавить:
- Прос... тите?

Анфи на мгновение прикрыла глаза, наслаждаясь солнцем, чтобы почти сразу же широко их раскрыть, осматриваясь, глядя вперед, вверх. Услышав вопрос Чарли, девушка едва заметно улыбнулась, неуловимо махнув рукой:
- Я тут одна, Чарли, - она не привыкла чтобы к ней обращались так официально.
Парень прижал к груди рукопись, и это движение показалось Анфи таким трогательным. Ей захотелось протянуть руку Чарли и.. сделать что-нибудь, чтобы приободрить его.
Анфи верила в то, что можно описать словами. А еще - в то, до чего можно дотронуться. Тактильный контакт очень важен для Анфи - она и сама не знает, почему. И именно поэтому предпочитает слова действию.
- Рукопись? - здорово сократив вопрос, тихо поинтересовалась девушка, кивая на пачку листов в руках Чарли.

- Это? - он кивнул на пачку, - Это... ммм... моя пьеса...
То есть,это ему казалось пьесой, но едкий, желчный тип - режиссер театра, куда пытался пробиться Чарли - уже забраковал пять различных вариантов. Чарли уже готов был отчаяться, смириться со своей бездарностью и оставить дальнейшие попытки.
- Я должен был сегодня отнести ее нашему режиссеру на рассмотрение, но... - он посмотрел сквозь ресницы на солнце, стоящее в зените, - Кажется, я уже безнадежно опоздал на встречу. Да он и не примет ее в таком виде...
Чарли задумчиво покрутил в руках перепутанные, исписанные страницы и вдруг сунул их на ходу в подвернувшийся мусорный бак.
- Нет стихов - нет проблем! - Он вздохнул с облегчением и улыбнулся - широко, радостно. Что ж, теперь его в театр точно не примут.

Анфи восторженно ахнула. Тихо, но вполне отчетливо. Пьеса, это звучит так интересно. Девушка только захотела задать вопрос, а Чарли уже выбрасывал рукопись.
Анфи протестующе замахала руками, чуть не уронив сумку.
- Глупость! - светлый волосы упали на глаза, растрепавшись, а девушка уже запустила руки в мусорный бак, скинув наконец с локтя сумку. На сгибе локтя остался красный след.
Анфи укоризненно посмотрела на Чарли, хотя ее взгляд, скорее всего, потерялся в соломенного цвета волосах. Страницы рассыпались. Сначала Анфи достала основную часть рукописи, потом начала по-отдельности или парами вытаскивать страницы, пока не убедилась, что в баке не осталось ни одной.
Девушка села на скамейку рядом с баком, сложив рукопись на коленях. Отряхнув наскоро руки, она начала копаться в пьесе, отыскивая начало.
- Ты знаешь, - "лучше меня, что происходит в написанном тобой" - подразумевала Анфи. - Помоги, пожалуйста, - "нужно просто прочесть все и рассортировать".
Анфи не могла позволить Чарли собственноручно уничтожить пьесу. Рукописи, может, и не горят, но рвутся, пачкаются и мнутся не хуже любой другой бумаги.
- Давай вместе? - "будем читать, а если ты хочешь, то и править рукопись; редактор подождет, я уверена". - Расскажешь? - "что там происходит, в твоей пьесе?"

читать дальше

 
запись создана: 27.01.2013 в 19:19

@темы: Город, Оглавление

01:07 

Междуглавие 3

Некия
Междуглавие 3.
В котором Пси находит и снова теряет Ворону и Дезмонда, Чарли находит Анфи, Степной находит себе дом, а Ворона и Дезмонд находят Теневую сторону Города.




Дорога оказалась на удивление пыльной; тонкий, красно-желтый слой покрывал все ветровое стекло, через открытые окна залетал в салон. Пси чихнула, старательно удерживая старенький пикап ровно посередине дороги и с сожалением оглядела себя, жалея новые вещи. Конечно, выбрасывать их не придется, но такая пыль въедалась глубоко - ранее красно-белая рубашка в жизнерадостную клетку приобрела однотонный охристый оттенок, а новенькие голубые джинсы превратились в пылесборник. Запрещая думать о том, что стало с волосами, Пси немного нажала на газ, стремясь приехать уже куда-нибудь. В открытом кузове заворчал Степной, разбуженный тряской на ухабах.
Слишком уж монотонной получалась поездка - дорога тянулась километр за километром, все такая же пыльная и прямая, на обочинах не было даже признаков жилья, а чахлые кустики даже не заслуживали права называться деревьями. И, вдобавок, магнитола сдохла - Пси тяжело вздохнула - на прошлой остановке, так что из звуков было только шуршание шин и возня Степного в кузове. Пси прокляла тот день, когда купилась на предложение незнакомца.
- Эта машина привезет Вас именно туда, куда Вы пожелаете. - Девушка не без иронии передразнила гнусавый выговор коренного техасца и повела плечами. Руки начало знакомо сводить, и Пси уже прикидывала, где остановиться, когда пикап чихнул пару раз и намертво встал посреди дороги.
- Твою мать! - Девушка взвыла благим матом, вывалилась из машина и зло пнула колесо. И без заглядывания под капот было ясно, что грузовичок банально перегрелся. Пси прищурилась и посмотрела на солнце, прикидывая на сколько еще хватит воды. Расчеты выходили неутешительными. Но делать нечего - девушка обошла пикап и, подтянувшись на руках, скользнула в кузов в поисках канистры. Вот тут-то и подстерегал облом - на канистре вольготно развалился Степной, явно не собиравшийся двигаться с места. Двигать эту тушу казалось нереальным, так что Пси просто глубоко вздохнула и сурово пообещала:
- Это последний раз, когда ты выставляешь меня дурой! - на это волк только лениво приоткрыл глаз и махнул хвостом - мол, начинай.
Такого мир еще не слышал. Самая ужасная пародия на йодль, какая только может быть, звучала недолго - и слава Богам. Пси откашлялась, выдернула уже свободную канистру и почти прорычала:
- В следующий раз петь будешь ты! - Волк согласно дернул ушами и перелез под брезент. Девушка только покачала головой и потащила канистру к капоту.
После того, как необходимая порция влаги была залита, пикап соизволил завестись и лениво покатился по дороге. Пси только успела настроится на много скучных часов, когда перед носом выросли ворота. Буквально - только вот была дорога и тут же ворота. Причем - Пси присмотрелась - замысловатые, кованые, с узорными завитушками и выгнутой надписью.
- Добро пожаловать в Город. - Девушка с трудом разобрала слова, с любопытством оглядела Город и решительно нажала на газ. Ворота разошлись от несильного толчка бампером, и пикап уверенно покатился по брусчатой мостовой.

Немногочисленные местные жители, попадающиеся на пути, удивленно поглядывали на машину, невесть откуда взявшуюся посреди улицы. Среди ажурных оградок и миниатюрных аккуратных палисадников, грохочущая по камням, чадящая выхлопными газами развалюха казалась чудовищем из другого мира. Привлеченные ревом мотора, горожане оборачивались, высовывались из окон, выбегали на балконы и возбужденно переговаривались, обсуждая невиданное событие.

На них обращали внимание все. Кроме одного лохматого, глубоко задумчивого парнишки в белом свитере и черных брюках, который, прижав к груди пачку исписанных листов, как раз переходил улицу и был настолько погружен в свои мысли, что рисковал угодить прямо под колеса пикапа.

Отвлекшаяся на рассматривание улиц, Пси едва успела нажать на тормоз, не заметив парня перед бампером. Девушка облилась холодным потом, пока изо всех жала на педаль, но пикап не сумел остановиться полностью и ощутимо толкнул парня, отчего тот упал.
Выматерившись сквозь зубы, Пси распахнула дверцу и подбежала, на ходу крича:
- Эй, ты в порядке?

читать дальше

@темы: Город, Междуглавие

21:02 

Глава 3

Некия
Глава 3.
В которой Стервятник хочет поразвлечься, Кира хочет поразвлечься, Долохов хочет поразвлечься, а Джеку приходится их всех развлекать.




Стервятник искал девчонку и ее спутника, он всматривался в сновидения оранжевой малышки. Пигалица дрыхла на шрамированной груди своего любовника, сам он тоже спал, Стервятник с интересом рассмотрел связывающую их нить и на пробу дернул. Девчонка вздохнула во сне. "Джеееек!" - мысленно промурлыкал Черный - "Привет, Джек!"

читать дальше

@темы: Город, Оглавление

10:11 

Междуглавие 2

Некия
Междуглавие 2.
В котором Апрельская рыбка видит во сне Стервятника, Мишеля и Антонина Долохова, Долохов будит Рыбку поцелуем, а Воки шлет кому-то приглашение в гости.




- Ты чертовски назойлива девочка. Расскажи мне что тебе здесь нужно?
- Назойлива? Кто бы говорил? Я прихожу сюда немного побояться.
- Ты бы говорила...хии-ии-ии Ну, броди-броди. Заблудишься, тут останешься.
- Может, и останусь... деваться мне пока всё равно некуда....
- И не надейся, тебя непременно разбудят.
- Я тебе настолько не нравлюсь? Слушай, я хотела спросить по твоего... ммм... хозяина? Про сэра Долохова. Он там как, все еще занят?
- Если его очередная игрушка еще жива, то занят. - тянет Стервятник - Хочешь я открою тебе маленькое окошко, и посмотришь сама?
Первый вопрос он игнорирует.
Рыбке жутковато, но любопытство сильнее.
- Хочу. А он против не будет?

Стервятник задумчиво пошевелил пальцами. И потянул на себя невидимую нить. Камень из стены плавно исчез.
- И не называй его моим хозяином - Стервятник возник за спиной Рыбки мгновенно, как последний вздох. Две ледяные ладони стиснули ее плечи, а голос звучал внутри головы.
- Если я его Птица, это не значит, что он мой хозяин.
В каменном просвете странным образом была видна вся комната. И на данный момент, в темно-красном интерьере из бархата и шелка, выделялась только одна белоснежная деталь. Голый мальчик, с белоснежной кожей, сияющей в бархатно-красном мареве, как алебастр. На изящной шее, не менее изящный ошейник, с тонкой цепью А цепь тянется к ножке кресла. Парень то ли спит, то ли просто не шевелится свернувшись клубком, светлые волосы рассыпались по спине, а пальцы подложены под щеку.

- Красиво... - одними губами шепчет Рыбка. От рук Стервятника по телу бегут ледяные мурашки. Странное, неуютное чувство - хочется втянуть голову в плечи, а еще лучше - сжаться в комок, спрятаться.
- Чистая прелюдия. Видишь его еще нет, и глупый мальчик спит. - низкий голос Стервятника лился прямо в ухо, он слегка сжал пальцы на плечах девушки, -Сейчас откроется дверь, и начнется ... хочешь посмотреть?
- Не знаю... хочу, но это как-то... неэтично. Подглядывать без спроса.
Холодные руки не пошевелелились. Не стала мягче их хватка.
Мальчик поднял голову, белая кожа серые глаза, от был почти бесцветным. Он поднял голову и настороженно посмотрел на дверь.
- Смотри... А сейчас он придет.

Дверь влетела в дверной косяк.
- Ну, мон шер ами? Выспался? - промурлыкал Долохов заходя в комнату.
- Ну-ну, без истерик. Я же тебя вылечил. Ни синяка ни шрама. - Долохов стоял на пороге. Тонкая красная мантия, штаны и рубаха. Волосы перетянуты лентой, пальцы усеяны кольцами. Рослый, еще не старый мужик.

Долохов - красивый. И страшный. Как сфинкс. Стервятник - страшный. Но интересный. Он дышит Рыбке в затылок, и сердце от этого ухает в пропасть.

- Ох, где я был... - Тони устроился в кресле, неторопливо. Обвил пальцами подбородок, кольца мягко заблестели в свечном сиянии.
- Тебе интересно?
Парень торопливо закивал. он стоял на коленях, положив руки на подлокотник кресла, и смотрел на Антонина не мигая.
- Я был у Люца - продолжил Долохов не меняя тона.
Мальчик вскинул бешеные глаза на Тони и истово рванулся прочь от кресла, утопающий к соломинке, цепь с издевательским позвякиванием швырнула его обратно.
Долохов продолжил не меняя позы и тона.
- И он расказал мне прелестную историю, про своего сына, честь и гордость рода и белесого проститута, которого я лично привел в их дом и представил как своего протеже...
Мишель издал сдавленный звук, в его глазах плескался откровенный животный ужас.

- Есть вопросы? - прошелестел Стервятник.
- Есть, - прошептала Рыбка, слегка кивая, - Что там у них произошло?
- Вот он - мотнул головой Стервятник пока пальцы Долохова натягивали безвольную цепь...
- Имел неосторожность очень понравится сыну друга Тони - уменьшительное имя в устах Черного звучало необычно, как будто тиикали часы То-ни. Мишель влекомый цепью, пытался что-то сказать.
- Мальчик хорошего рода избалованный донельзя возжелал и не получил... А его отец - Стервятник прищурился - Матерый гомофоб все понял, и высказал Тони.
Хлесткая пощечина дополнила паузу.
- И ...вот... Знаешь, малышка, ты интереснее чем кажешься - Стервятник выдохнул слова в волосы Рыбки и улыбнулся, невидимой и вполне осязаемой улыбкой.
По нежному лицу Мишеля потекла струйка крови. Антонин мягко улыбнулся. И посмотрел прямо в глаза Рыбке.

"Я сплю", - подумала Рыбка, - "Сплю и мне снится сон. Всё это слишком сюрреалистично, чтобы происходить на самом деле".
А еще она подумала, каково это - ощущать прикосновение ошейника, чувствовать натяжение цепи... и абсолютную власть над собой.
От взгляда Долохова у нее заполыхали щёки.

читать дальше




 

@темы: Город, Междуглавие

12:47 

Глава 0

Некия
Глава 0.
В которой Джек и Кира попадают в аварию, а потом в цирк, Воки создает Город, а Стервятник становится фанатом Воки.




Джек привык ездить без шлема - на любой скорости. Та иллюзия защиты, которую давал шлем, никоим образом не компенсировала визуальную и слуховую депривацию - иными словами, в шлеме было гораздо хуже слышно, и угол обзора заметно сокращался. А Джек всегда всегда больше рассчитывал на собственную реакцию, нежели на эту коробку из металла и пластика.

И все-таки ему пришлось купить шлем. Потому, что теперь сзади сидела пассажирка. Девочка-подросток. Джек купил ей шлем - черно-красный, с узором из ромбов. Дурацкая дань сентиментальности, но, надо признать, ей очень шло. Девчонка сидела как влитая, вплотную прижавшись к нему, заключив его талию в кольцо тонких, но неожиданно сильных рук.

В резком желтом свете фонарей серое полотно дороги казалось поверхностью Луны. Джек жал на газ, ветер свистел в ушах, а по лопаткам разливалось мягкое, чуть щекочущее тепло.

Визжать было бы откровенно неприлично, поэтому Кира благовоспитанно молчала и блаженно жмурилась. Мир смазывался и растекался перед глазами, и девочка покрепче вцепилась в водителя и замурлыкала себе под нос.

Небо весь день хмурилось тучами, то и дело срывался мелкий дождик, но к вечеру, вроде, тучи слегка разошлись, открывая кое-где редкие звезды, впрочем, мало заметные из-за света фонарей. А сейчас, ближе к полуночи, небо снова затянуло клочковатой пеленой. Успеть бы до дождя - Джеку совсем не улыбалось гнать по мокрому асфальту. Хорошо еще, что в такое время на дороге почти пустынно - мимо промчалось только две или три машины.

По забралу шлема стекла капля, первая, предвестница многих. И в голове у Киры раздался тихий щелчок, переходы ее всегда будоражили.

Девочка медленно переложила ладони на плечи Джека, аккуратно и тихо не привлекая внимая водителя.

Небо наливается свинцом, быстро и грозно, взбудораженное и гневное, почти ярость Зевса, почти ненависть Господня.

Девочка осторожно подтянула ноги к груди, тихонько. И так же спокойно выпрямилась во весь рост раскинув руки. За Джека она не волновалась, он точно почувствовал ее маневры. На заднем сидении мотоцикла раскинув руки в стороны стоит маленькая леди Иисус и смеется запрокинув голову, а небо над несущимся вперед мотоциклом изрезано молниями.

Почувствовав возню на заднем сидении, Джек на мгновение обернулся. Медленно выдохнул. И плавно отпустил рукоять газа. Пока байк снижал скорость, в голове Джека пронеслись тысяча и одна идея, как намылить шею глупой девчонке за идиотское позерство.

читать дальше








 

@темы: Город, Оглавление

НЕКИЯ

главная