URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:03 

Глава 31. Пятое веснаря. Вечер - ночь.

Некия
Глава 31.
В которой заурядная ярмарка чуть было не оборачивается незаурядным апокалипсисом.




Вечер сиял под окнами огнями. Переливались цветные фонарики, натянутые в воздухе на веревках, разбрызгивались искрами бенгальские свечи, таинственно мерцали в глубинах шатров зеленые и алые лампы. Молодой человек с кожей смуглой и сухой, похожей на шкуру ящерицы, выдыхал изо рта пламя под радостные визги детворы. Крохотная девочка с раскосыми узкими глазами плясала на перекатывающемся блестящем шаре.
Вечер был полон цирком, словно цирк и был вечером.
Ворона наблюдала за вакханалией, сидя на подоконнике. Волосы её аккуратной волной лежали на плечах, футболка, вопреки обычному состоянию, была выглаженной и чистой. Ворона чувствовала себя одомашненной и приглаженной, и это даже не вызывало ожидаемого раздражения.
Ещё Ворона скучала по Дезмонду - его отсутствие ещё не стало привычным, а то, что он валялся в больнице, ещё и добавляло беспокойства. Это было похоже на злой рок - только отделившись он, вместо того, чтобы гулять по кабакам и пьянствовать дорогой виски, валялся в постели и терпел компрессы.
Она уже успела пару раз его навестить и проникнуться всей глубиной его скуки.
Как-нибудь ночью она собиралась, дабы развеять её, явиться петь серенады под окно или орать что-нибудь вроде "Леопольд, выходи, подлый трус!". Но явно не этой ночью.
Этой она собиралась вытащить Воки погулять. В конце концов, от любой работы нужно отдыхать, и нельзя замкнуть весь свой мир в одной Башне - даже если она столь велика и прекрасна, как Часовая.
Ворона соскочила с подоконника и, сосредоточившись, постояла некоторое время у двери. Фокус с тем, чтобы открыть любую дверь в любое помещение Башни давался ей через раз пока, но она очень старалась. Представила во всех подробностях комнатку Воки, вид из окна, узкую кровать. Коснулась ручки дерева, погладила кончиками пальцев.
Потянула на себя.

Вечер полнился звуками - пронзительными выкриками ковёрных, визгом и смехом детворы, треском шутих, рёвом и ржанием. Теневая сторона Башенной площади, обычно мрачная и безмолвная, сегодня разразилась огнями и музыкой до такой степени, точно под окна Часовой башни переехал разом весь Квартал Потех.
Не то, чтобы он что-то имел против шумной весёлой толпы, но шумная и весёлая толпа прямо под окнами - это...
Оскар едва не плюнул из раскрытого окна прямо на макушки снующих туда-сюда по площади зевак, но вовремя одёрнул себя. Создатель Города не может плевать на головы жителей - это неэтично и... не эстетично. Он вздохнул и захлопнул окно, отрезая назойливые звуки. Перешёл ко второму, выходящему на Светлую сторону - там царила благословенная тишина. Вечерний ветерок доносил ароматы сирени и жасмина, мягкий свет городских фонарей рассеивал лиловые сумерки.
За спиной скрипнула дверь. Оскар улыбнулся раньше, чем обернулся:
- Девочка?
читать дальше

@темы: Оглавление, Город

18:26 

lock Доступ к записи ограничен

Некия
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:16 

lock Доступ к записи ограничен

Совещание Мастеров.

01:21 

Глава 25. Первое веснаря. День-вечер.

Некия
Глава 25.
В которой на сцену выходит Маэстро, а Ворона идет одновременно направо и налево, смотрите, не перепутайте.




...Ворона не знала, сколько времени она провела среди теней, чувствуя только их, почти задремав под их извечный едва слышный шелест. Знала она другое - очнулась от запаха сладкой ваты. Открыла глаза в незнакомом месте, стоя на булыжной мостовой босыми ногами. Мимо ветер влек скомканный плакат - в изломанных гранях бумажного шара можно было различить улыбающееся клоунское лицо.
Ворона никогда не любила клоунов.
Она поддернула одеяло - смущаться было поздно, а визжать и прятаться хоть куда-нибудь просто не в её характере - и завертела головой, пытаясь понять, где же очутилась.
Прежде всего, тут было много цветных фонариков. Они покачивались на всё том же ветерке, освещая яркими бликами неширокую улочку, выхватывали из сумрака лица на кричащих веселых афишах. Клоуны, мимы, паяцы, цирковая лошадь, вставшая на дыбы, фокусник в черной маске. Заголовки пестрели разнообразием - "Мэтр Иммортель", "Братья Допперы", "Придите и увидите!"
В небе с сухим треском разорвался фейерверк.
Пахло попкорном и сладкой ватой. К одной из дверных ручек был примотан шарик.
"Вперед, путник, всё самое загадочное и прекрасное ждет тебя!"
Кажется, впереди улочка расширялась, становясь площадью.
Ворона ещё раз поддернула одеяло и зашагала вслед за манящими вывесками - ей было до жути интересно, куда может привести такое странное приключение. Тени ползли за ней по пятам, едва слышно шелестя, словно звали провалиться обратно, вернуться, пока не поздно...
Она не обратила внимания.
Впереди звучала каллиопа.

читать дальше

@темы: Оглавление, Город

16:11 

Междуглавие 6. Первое веснаря. Утро - день.

Некия
Междуглавие 6.
Которое можно и не читать, так как в нём всё равно не происходит ничего принципиально важного.




Через щели в рассохшейся дощатой крыше пробивались солнечные лучи, полные танцующих пылинок. Один из них, медленно переползая по полу, добрался до длинного уха, покрытого нежно-сиреневым пушком, которое торчало из вороха тряпок в углу. Добрался и слегка пощекотал. Ухо дёрнулось, потом под тряпками заворочался небольшой бугорок и наружу высунулась любопытная мордочка солнечного зайца. Зверёк косо повёл глазами из стороны в сторону, понюхал воздух, пахнущий пылью и весенним солнцем, чихнул и завозился, выбираясь из укрытия.
- Ну ещё пять минуточе-е-ек! - умоляюще донеслось из того же вороха.
Весна там, или не весна, а Апрельская рыбка страсть как не любила рано вставать по утрам, поэтому она натянула ветхое одеяло на голову, чтобы назойливое солнце не лезло в глаза, и перевернулась на другой бок.
Заяц шустро провёл лапками по мордочке, умываясь, потом беззвучно поднялся, скакнул на внутренний скат крыши, а с него - на игрушечную лошадку, покрытую выцветшей, облупившейся краской. Лошадка качнулась, по-старчески скрипнув.

Под столом что-то завозилось, издавая тряпичный шорох и невнятное мычание. Потом это что-то, резко вскочив и поднимая за собой гору тряпок, которыми было накрыто, стукнулось о столешницу, издало громкое, хотя и приглушенное, ругательство, и стремительно выползло из-под стола. Остановившись на некотором расстоянии от напавшей на него мебели, что-то покрутилось на месте, запуталось в тряпках, с грохотом рухнуло на пол, снова приглушенно выругалось, повозилось уже лежа на полу, разворачивая кокон тряпья и, наконец, нащупав выход дернулось вверх, являя всему миру пыльного, заспанного и измазанного какой-то непонятного происхождения гадостью Кона.
- Ну якорь же мне в задницу, провернуть и отчалить, - зевая во всю глотку, оповестил о своем пробуждении парень. Клацнув зубами в конце зевка, он потер ушибленную голову, нашарил где-то в куче изрыгнувшего его тряпья котелок, водрузил его на место, не отряхивая, и, в конце концов, открыл слипшиеся глаза.
Некоторое время Коновей молча моргал, глядя перед собой. Потом стал ворочать головой и моргать заметно чаще. Потом он быстро пробежался руками по собственному телу, ощупывая его пальцами, словно пытаясь убедиться, что оно настоящее. Добравшись до щеки, он потер ладонью свежую щетину а потом резко ущипнул сам себя за кожу.
- Ах ты ж каракатица вонючая, шлюпку тебе в хребет!.. - видимо сильно ущипнул. Но, прервав поток ругательств, парень вскочил на ноги, еще раз ощупал себя с ног до головы и, вдруг раскрыв рот, заорал во все горло:
- Ааааааааааааааааааааааааа!!!!! Ааааааа-ххаа-ахха-ххххххаааааа! Получилось!!!! ПО-ЛУ-ЧИ-ЛОСЬ!!!!!! Хххааааххахха!!!!
И тут же стал, пританцовывая, скакать по комнате, распевая свое:" ПО-ЛУ-ЧИ-ЛОСЬ!"

читать дальше

@темы: Город, Междуглавие

00:09 

Глава 23. Первое веснаря. Утро - день.

Некия
Глава 23.
В которой человек и эльф знакомятся с Городом, а Город знакомится с ними... весьма своеобразным способом.




Когда это случилось в первый раз, они вообще ничего не заметили. Просто продолжили идти - Филавандрель глядел вперед, словно надеялся увидеть вдалеке смысл жизни, или, на худой конец, армию врагов, а Сергей - то по сторонам, то на Филавандреля, размышляя, стоит ли попытаться ли вытянуть из него что-нибудь еще, или лучше незаметно отстать и призраком раствориться в городских переулках. Второй раз на происходящее обратил внимание только человек - впрочем, второй участник тандема мог все заметить еще в первый раз, но не подать виду. Однако Сергей все еще был далек от того, чтобы списывать на чудеса абсолютно все происходящее - и потому решил списать все на собственную невнимательность и двигаться дальше.
В третий раз это было уже не смешно.
- Так, seidhe, - заявил Сергей, останавливаясь, - Нам пора кое с чем смириться. Мы проходим по этой улице уже в четвертый раз. Хотя ни разу не сворачивали и уж точно не возвращались. По-моему, от нас чего-то хотят.

Конечно, он видел всё.
Мир вокруг, сметанный на скорую руку, мир камня, брусчатки, редких деревьев, меди и жести, был явно самостоятелен и жив настолько, что безбоязненно проявлял себя. Молодой мир, не боящийся меняться для людей, насмешничать с ними, ещё не пресытившийся играми...
Быть может, именно такими на заре времен были все миры?
Он видел, как это мир меняется под их шагами и для них. Вот прошуршали за спиной мягкие шаги какого-то зверя. Вот повернула голову сова-флюгер. Вот улица замкнулась в кольцо, отбрасывая их в начало.
Он, охотник, привыкший к лесу, привыкший подмечать мелочи и по ним ориентироваться, и здесь цеплял взглядом приметные камни, выбоинки, трещины, пучок травы, пробившийся сквозь мостовую, рыжего котенка на окне. И здесь его цепкая память фиксировала шаг за шагом их путь...
Он молчал только потому, что было интересно - когда же человек увидит?
И лишь неопределенно усмехнулся, когда это всё-таки случилось.
Усмехнулся и дернул плечом.
- Тот переулок, - прошелестел он почти неслышно и дернул головой в сторону особенно темной подворотни, - С каждым разом чуть ближе. Видишь?
Казалось, что в тенях кто-то шевельнулся, словно откликаясь на слова.

читать дальше

@темы: Город, Оглавление

23:42 

Глава 17

Некия
Глава 17.
Одиссея по Изнанке миров. Часть девятая: Конец путешествия.




Наблюдая за происходящим на палубе, Кон понимает, что надо бы, наверное, подниматься на борт. Он даже пытается сделать шаг вперед, но словно какая-то струна, привязанная к позвоночнику тянет его обратно, заставляет остаться на месте. Парень удивленно поджимает губы, делает шаг назад - все нормально, никаких помех. Тогда он поднимает шланг и на несколько мгновений скрывается в палатке за баками, прикручивая его обратно. Снова выйдя на берег, Кон направляется в сторону корабля и снова замирает невдалеке от трапа. Что-то его держит. Не физически... Это как отдаленный голос, произносящий твое имя. Ты не видишь источника, не узнаешь сам голос, даже не слышишь его, но он где-то есть и зовет тебя очень настойчиво - сопротивляться ему сложно.
Странно, потому что Утес никогда себя так не вел. Да и звать здесь Кона некому - все до последнего камня плод его воображения и подсознания. Дом? Дом никогда не звал парня. Он просто был и, наверное, все еще есть.
Коновей болезненно кривится, встряхивает головой и делает еще шаг по направлению к трапу, потом еще один - очень медленно, словно идет по колено в киселе - и еще один... Когда он ставит ногу на трап, загадочный зов становится ощутим почти физически, как будто кто-то прикасается ладонью к спине, и тянет за плечи назад. Парень останавливается, так и не поставив вторую ногу на трап. Оглянувшись, он напряженно вглядывается в закрытую облаками вершину Утеса.

Трап выскальзывает из-под ноги Кона, и корабль бесшумно отплывает. В ту же секунду нить, тянувшая парня назад к Утесу, ослабевает. Как будто бы добившись своего - уплыть он теперь сможет только бросившись вплавь за "Четвергом". Коновей тяжело вздыхает и оборачивается, глядя на подъемник, на сам Утес... "Чего же ты хочешь? Чего ты пристал? Что такого важного могло случиться, что ты так нагло тянешь меня к себе? Ведь терпел долгое время. Почему сейчас не можешь потерпеть?"

Рыбка и Степной катаются в прибое, оба мокрые насквозь. Девушка заливисто визжит, волк нарочито-грозно рычит, в шутку хватая ее за запястья, за шею. Если он сожмёт челюсти чуть сильнее - ей конец. Но Рыбка не осознаёт опасности - или же просто безоговорочно доверяет грозному зверю и знай с хохотом засовывает руки ему прямо в пасть.

"Четверг" отплывает бесшумно, но быстро, растворяясь в солнечных лучах за считанные минуты.

читать дальше

@темы: Изнанка миров, Оглавление

00:09 

Глава 16

Некия
Глава 16.
Одиссея по Изнанке миров. Часть восьмая: Белый шиповник.




Ворона неловко кружится на месте, пытаясь уследить за волком. Он двигается быстро, даже слишком быстро, а у неё не так хорошо с реакцией, как хотелось бы. Пару раз он достает его за хвост - несильно, скорее обозначая, чем дергая по-настоящему, и совершенно пропускает появление корабля.
Только когда Дезмонд вопит своё "Добро пожаловать", она вскидывает голову.
- Дезмонд, мать твою! - кричит она в ответ, глядя на "Четверг" и вслепую протягивая руку к волку - пойдем, что ли, мохнатый друг мой. - Мне тебя как, сейчас убить, или по пробуждении?
Глядеть на этого улыбающегося идиота совершенно невозможно.
Хочется или прибить - или обнять и ржать навзрыд.

По правде, Степному на корабль не хочется совсем - снова качка, запах соли и понимание, что вокруг - километры и километры воды. Особенно пугает осознание, что нередко и вглубь тоже. Но главное не это, главное - что волк не хочет оставаться один, впервые за много лет. Пси он никогда не считает - она часть целого, но вот остальные его бесят.
Но не в этот раз. Степной тыкается носом в ладонь Вороне, опрокидывает Кона на песок, легко прикусывая за ухо, и первым несется по склону к Четвергу.

Коновей, неподвижно сидя на песке, тихонько смеется и наблюдает за догонялками Вороны и Степного. Когда волк подбегает к нему, он неосознанно задерживает дыхание - не от страха, а, скорее, чтобы не спугнуть неловким движением, не разрушить этот момент - с ним рядом находится живое четвероногое собакообразное...плевать, что несколько часов назад оно ходило на двух ногах и спрашивало:"Нахуй нам полевка?" Появление корабля за спиной он не замечает, пока над берегом не раздается крик Дезмонда. Правда обернуться Кон не успевает - через секунду он уже лежит на песке, а Степной держит его зубами за ухо. Еще через секунду Степной уже несется по направлению к кораблю. А парень, не поднимаясь с песка, громко хохочет и пальцами проверяет ухо - на мести, или унес? Было совершенно не больно, даже не страшно - это скорее продолжение игры, но уже для себя самого.
Коновей поднимается на ноги и, продолжая улыбаться, машет рукой стоящим на борту Дезмонду и Рыбке! Но с места не двигается. Ведь Утес не зря выскочил из тумана. Надо бы все-таки подняться наверх, хотя бы на пару минут.

читать дальше

@темы: Изнанка миров, Оглавление

01:43 

Глава 13

Некия
Глава 13.
Одиссея по Изнанке миров. Часть пятая: Снова Долохов.




- Значит, наша гордая няша выбирает по-плохому? - Рыбка ловит себя на том, что её губы складываются в довольно неприятную улыбочку, - Знаешь, что, милый мой сидх? - слово "сидх" она выплевывает почти с таким же презрением, как эльф до этого произносил "dhoine". Наклоняется к изящно-острому уху и проникновенно шепчет, - Я буду лично держать эту баночку...
Краем глаза она улавливает какое-то движение в той части палубы, где минуту назад никого не было.

Антонин проявляется на палубе медленно, сначала полупрозрачный абрис наливается плотью, потом становятся различимы детали. Черная грива волос, алый плащ, белая рубашка и черные штаны, мягкие ботинки, многочисленные кольца, кожа становится смуглой, а глаза живыми и блестящими.
Антонин ощущает соленый ветер, тепло солнца и крепость деревянной палубы. Сон довольно плотный.
"Разношерстная компания".

Рыбка поднимает лицо и с него как по волшебству слетает выражение мрачного ехидства.
- Тони? - неуверенно спрашивает она, поднимаясь на ноги.
Эльф уже забыт напрочь. Так ребенок забывает о красивой игрушке, увидев, как ярко горит огонь в камине.
Разбитые когда-то - не в этой, а в той, реальной жизни, губы - дергает болью и во рту как будто снова чувствуется солоноватый привкус крови.
- Тони!!!
Пятнадцать метров палубы она преодолевает секунды за три. И с размаху налетает на Долохова, повиснув у того на шее.
В глазах у нее - выражение абсолютно сумасшедшего восторга.

читать дальше

@темы: Оглавление, Изнанка миров

00:10 

Глава 12

Некия
Глава 12.
Одиссея по Изнанке миров. Часть четвёртая: Ворона и эльф.




...Ворона падает на землю, закрывая голову руками, и стрела проносится над ней, не задев. Вонзается в дерево, подрагивает полосатым оперением, тихонько гудя. Где-то слышно ругательство - стрелок явно недоволен промахом. С тихим гудением натягивается тетива лука. Совсем близко звон мечей, и у стрелявшего - прикидывает лежащая носом в травы Ворона, которой удалось увернуться только потому что целили не в неё - меньше десятка выстрелов в запасе, потом придется идти в рукопашную.
Она вздыхает и потихоньку ползет в сторону, к кустам - совсем рядом бой, и получить-таки стрелу в глаз совсем не хочется - думает, что где-то читала о полосатом оперении, вот только не помнит, где.
В высокой траве ориентироваться сложно. Она приподнимается на локтях, надеясь определить, правильные ли у неё кусты впереди...
И получает в бок тяжелым сапогом.
А потом на неё валится истекающее горячей кровью тело.
Не самые приятные ощущения в жизни.

читать дальше

@темы: Оглавление, Изнанка миров

01:16 

Глава 10

Некия
Глава 10.
Одиссея по Изнанке миров. Часть вторая: Новые знакомые.




Ася, наконец-то доделав летательную машину, взбирается на нее и вылетает через открытое окно на улицу, покинув гостеприимную квартиру, принадлежащую двоюродным братьям. Машина получилась маленькая, бесшумная и юркая, готовая в любой момент сбросить седока. Но не на ту напали! Крепко вцепившись в рукоятки, Ася с восхищением обозревает раскинувшийся далеко внизу сумеречный город. Машина поднимается выше, потом еще выше - и вот уже их подхватывает сильный ветер верхних атмосферных слоев и несет в сторону старого леса. Ася пролетает над древним кладбищем и летательное устройство замедляет ход, постепенно снижаясь. Под ногами проплывают верхушки кладбищенских тополей, на каждом дереве висит по огромному вампирскому скелету.
Машинка плавно опускается на полянку рядом с кладбищем и Ася спрыгивает на мягкую зелень травы. В воздух взметывается яркий рой потревоженных бабочек. Бабочки разлетаются по сторонам. Из клубящегося утреннего тумана выплывает корабль.
"Ох, елки-иголки! А это тут откуда?", - проносится в асиной голове.

***


- Капитан Дезмонд! - орёт Рыбка с фок-мачты, - А как же я?! Лови меня, я сейчас прыгну!
И она действительно сигает из "вороньего гнезда" вниз, прямёхонько в объятия Дезмода, теряя по пути пиратскую треуголку. Впрочем, падает она гораздо медленнее, чем следовало бы. У снов свои законы.

Дезмонд ловит её ловко, словно всю жизнь только этим и занимался.
Просто протягивает руки и берет Рыбку из воздуха. Не торопится опускать в туман - она утонет в нем по пояс, наверное, а туман мокрый. Значит, и Рыбка будет мокрая и замерзшая. Не самая приятная перспектива.
- Как ты думаешь, похоже это на нашу конечную цель? - спрашивает Дезмонд, удобнее устраивая свою ношу, и бредет к берегу. Ощущения странные.
Ног не видно, земли под ними - тоже.

- Не знаю, - Рыбка пожимает плечами, обнимая Дезмонда за шею, чтобы ему было удобнее её нести. На руках у него - тепло, уютно и надёжно, - Но, кажется, я вижу аборигена. Давай спросим у него... или у неё?
На полянке рядом с кладбищем стоит машина странного вида, а рядом с ней - смутно угадываемая фигура. Явно человеческая.

читать дальше

@темы: Оглавление, Изнанка миров

16:52 

Глава 2

С.Тервятник
Стервятники не пляшут
Глава 2

В которой происходит судьбоносная встреча, исчезает бесследно кусок Города, Дезмонд целует Рыбку, Ворона задает Воки вопросы, а Анфи интересуется Стервятником.



- Так, чем вы занимаетесь?
- Пугаю детей, на всю жизнь. Приношу людям боль... Стоматолог, одним словом.


Костлявый мужчина, откинулся на сидении, и улыбнулся спутнику. Премерзко улыбнулся, тонкие губы его изогнулись, но глаза остались мертвыми.
Спутник его ойкнул и растворился в воздухе.
Стервятник прищурился и закрыл глаза. Город наплывал на него, на поезд.
Шведский стол.
Но, дело совсем не в еде.
Дело в пряностях. В аспектах и деталях.
Город, пахнет пряниками и пряностями. От Черного несет трупами и слезами. Смесь.
Стервятник раздвинул тонкие губы обнажая в оскале крупные желтые зубы. Он помнил Дом, он был пропитан его воздухом. Он извел девчонку, он трахал ее сознание как бродвейскую шлюху, но она вышла обратно, к Дому. К Серому.
И Стервятник был доволен.
Он забрал в костлявые руки сознание каждой маленькой идиотки кормящей его Голос.
Поцелуй взасос хаос и присядь в реверансе.
И поезд привезет тебя в город, сырой и непропеченный.
О, добрый-предобрый хаос оставит тебе Серый подарочек в шуршащей упаковке. Маленькую забавную мелочь.
Надо только научиться танцевать на грани и плести паутины.

Джаббервок стоял на пустом перроне, слушая гудок приближающегося поезда.
И улыбался.
Никогда еще на душе у него не было так легко.

читать дальше



 

@темы: Город, Оглавление

18:21 

Междуглавие 1

Апрельская рыбка [DELETED user]
Междуглавие 1.
В котором в Город прибывают Анфи, Ворона и Дезмонд, старые друзья предаются воспоминаниям в "Дайсе", Воки возвращается в Башню, а компания приключенцев лезет исследовать подземелья.




Апрельская рыбка ненавидела просыпаться по утрам. То есть, не то чтобы не любила, но перспектива тащиться на вокзал в шесть утра, когда рассветное небо еще дышит ночным холодом, мостовые мокры от росы, лавки еще не открылись и на улицах - никого, кроме дворников и пары бродячих кошек... И кто придумал эту традицию - прибытие поезда на рассвете?! Да никто, - сама себе отвечала Рыбка, зябко передергивая плечами на ходу, - традиция эта сложилась сама по себе. Как и большинство традиций в Городе. Ранним утром прибывает поезд. Поезд привозит новичков. Новичков необходимо встретить, поприветствовать и проводить до приюта. Вообще-то эту функцию должен был выполнять Джаббервок, но того как назло не было в Городе, и неизвестно, когда он соизволит появиться... Рыбка вздохнула и ускорила шаг, чтобы согреться.

По известному закону подлости, она пришла на вокзал минут за тридцать до прибытия. Прогулялась туда-сюда по перрону, сердито стуча подошвами по цветным плиткам, потом махнула рукой и завернула в крохотное привокзальное кафе. Кофе здесь подавали не самый лучший в Городе, но зато тут было тепло и - а это немаловажный факт! - забегаловка работала круглосуточно.

Рыбка устроилась с дымящейся чашкой в руке напротив окна, где весь перрон был как на ладони - идеальный наблюдательный пункт - и приготовилась ждать.

***

читать дальше

@темы: Город, Междуглавие

12:47 

Глава 0

Некия
Глава 0.
В которой Джек и Кира попадают в аварию, а потом в цирк, Воки создает Город, а Стервятник становится фанатом Воки.




Джек привык ездить без шлема - на любой скорости. Та иллюзия защиты, которую давал шлем, никоим образом не компенсировала визуальную и слуховую депривацию - иными словами, в шлеме было гораздо хуже слышно, и угол обзора заметно сокращался. А Джек всегда всегда больше рассчитывал на собственную реакцию, нежели на эту коробку из металла и пластика.

И все-таки ему пришлось купить шлем. Потому, что теперь сзади сидела пассажирка. Девочка-подросток. Джек купил ей шлем - черно-красный, с узором из ромбов. Дурацкая дань сентиментальности, но, надо признать, ей очень шло. Девчонка сидела как влитая, вплотную прижавшись к нему, заключив его талию в кольцо тонких, но неожиданно сильных рук.

В резком желтом свете фонарей серое полотно дороги казалось поверхностью Луны. Джек жал на газ, ветер свистел в ушах, а по лопаткам разливалось мягкое, чуть щекочущее тепло.

Визжать было бы откровенно неприлично, поэтому Кира благовоспитанно молчала и блаженно жмурилась. Мир смазывался и растекался перед глазами, и девочка покрепче вцепилась в водителя и замурлыкала себе под нос.

Небо весь день хмурилось тучами, то и дело срывался мелкий дождик, но к вечеру, вроде, тучи слегка разошлись, открывая кое-где редкие звезды, впрочем, мало заметные из-за света фонарей. А сейчас, ближе к полуночи, небо снова затянуло клочковатой пеленой. Успеть бы до дождя - Джеку совсем не улыбалось гнать по мокрому асфальту. Хорошо еще, что в такое время на дороге почти пустынно - мимо промчалось только две или три машины.

По забралу шлема стекла капля, первая, предвестница многих. И в голове у Киры раздался тихий щелчок, переходы ее всегда будоражили.

Девочка медленно переложила ладони на плечи Джека, аккуратно и тихо не привлекая внимая водителя.

Небо наливается свинцом, быстро и грозно, взбудораженное и гневное, почти ярость Зевса, почти ненависть Господня.

Девочка осторожно подтянула ноги к груди, тихонько. И так же спокойно выпрямилась во весь рост раскинув руки. За Джека она не волновалась, он точно почувствовал ее маневры. На заднем сидении мотоцикла раскинув руки в стороны стоит маленькая леди Иисус и смеется запрокинув голову, а небо над несущимся вперед мотоциклом изрезано молниями.

Почувствовав возню на заднем сидении, Джек на мгновение обернулся. Медленно выдохнул. И плавно отпустил рукоять газа. Пока байк снижал скорость, в голове Джека пронеслись тысяча и одна идея, как намылить шею глупой девчонке за идиотское позерство.

читать дальше








 

@темы: Город, Оглавление

19:35 

Некия
Противоархивная запись.
И вообще, давайте достанем из вконтакта и дайрей все наши ветки и будем сюда выкладывать.

@темы: Совещание Мастеров

13:29 

Мастерский произвол

Джек Брайт
Брайт по RazOOmу
Здесь, короче, всё перегорело и зашло в тупик. То бишь, тянуть основную сюжетную линию и дальше лично мне оченно надоело. Тем не менее, какой-никакой, а фундамент истории этого игрушечного мирка прочно прописался в некоторых умах и их теперь оттуда не выскребешь и ржавой ложкой графа Монте-Кристо. Ну не хватает у меня духу сгрести Некию в пластиковый трупный мешок и снести на ближайшую Городскую помою. Переложить же её на чужие плечи не вышло, хотя я старался. Оно и к лучшему, что никто не позарился, а то потом пришлось бы локти кусать - зачем отдал Город этим неумехам и негодяям, которые пришли и натоптали какой-то дикой отсебятины, почему-то полагая её творчеством?

Я вас ещё не утомил, о дорогие читатели в количестве аж двадцати четырёх штук?

Если нет, будем продолжать, я полагаю. Если да, то... Всё равно будем продолжать, ибо когда это ваше мнение было чрезвычайно важно для нас? Даже бессмертный ум время от времени переполняется содержимым, которое необходимо куда-то выплескивать, вот я этим здесь и займусь.

00:05 

Междуглавие 9. Седьмое веснаря. Вечер-ночь

Некия
Междуглавие 9.
В котором Китобой встречает Мари и знакомится с хозяйкой теневой стороны "Дайса".




Он снял футболку и нес её в руках. Вода стекала по груди струями, водопадом спадала по спине, капли путались в волосах на затылке, он шел среди ливня, словно вовсе не замечая его. Губы его шевелились - он молился.
Его молитвы не были набором воззваний и восхвалений, как в большинстве религий. Они были наборами звуков и слогов, ритмичными, сложенными так, чтобы облегчать миру боль от людских движений или делать его собственную дорогу безболезненной.
Однообразные, четкие ритмы, приходившие к нему чаще всего во сне.
Мостовые здесь были мощеные, затейливые флюгеры мотались под ветром. В строчных канавах неслись полноводные реки, а в них мусор, которого много в любом городе. Город не походил ни на европейские города, которые он видел в своих странствиях, ни на русские.
Создан был словно бы из смеси всего, вынут из сказки и расплывчатых людских фантазий.
Через некоторое время он увидел прыгавшую по лужам девочку. Та была босой, и словно бы плясала, подпрыгивая и вертясь прямо посреди полноводного ручья, в который превратилась улица. Вокруг не было ни души, в окнах домов горел тусклый свет.
Ребенок был хорошим собеседником для начала.
Он потянул эту свою маску - их арсенал пригодился бы ему везде - и окликнул девочку:
- Эй!
Та обернулась и он, казалось, сумел увидеть, как она измеряет взглядом расстояние и убеждается, что сумеет убежать. Через все лицо у неё тянулся шрам от когтей.

читать дальше

@темы: Город, Междуглавие

18:48 

Междуглавие 8. Седьмое веснаря. День-вечер-ночь

Некия
Междуглавие 8.
В котором идёт дождь, а Рыбка кое-что вспоминает.




На улице Плащей и Кинжалов хлестал проливной дождь. По-летнему буйный и по-осеннему холодный. Август передёрнул костлявыми плечами и поглубже забился под широкий жестяной карниз, служивший ему временным убежищем. Он был голоден, но о полётах в такую погоду было нечего и думать. Август сердито клацнул зубами и уставился на мягко освещённые окна соседнего домика. Этот дом оскорблял взор жителей Теневой стороны просто одним своим наличием. Выкрашенный весёленькой, ярко-оранжевой краской, которая никак не желала выцветать до допустимого правилами местного приличия тускло-коричневого, он дерзко выделялся среди прочих, одинаково уныло-невзрачных домов, словно дикая орхидея, выросшая среди бурьяна.
Этому домику неоднократно бросали камни в окна, раз или два пытались поджечь, но злоумышленники каждый раз почему-то исчезали при таинственных обстоятельствах, и мало-помалу за домиком закрепилась дурная слава заговорённого, а покушения постепенно сошли на нет.
На подоконнике, в двух симпатичных ящиках из светлого дерева, радостно и задиристо желтели десятки одуванчиков-бессмертников, разгоняя подступающую серость и хмарь. В цветах деловито копошился пушистый сиреневый зверёк - его нос был густо выпачкан в золотистой пыльце.
Август раздражённо фыркнул, переступил с лапы на лапу - когти скрежетнули по ржавой ободранной жестяной крыше, служившей ему насестом - и сунул голову под крыло. Его нервировали не одуванчики, и не единственный солнечный заяц на Теневой стороне, такой же вопиюще нелепый, как и оранжевый дом посреди царящего вокруг мрачного нуара. Август был горгульей - опытной, матёрой, закалённой в воздушных драках. Ему доверяли не только письма, но и ценные посылки - всем известно, что горгульи - лучшие почтальоны, они никогда не путают адреса и не теряют доверенные послания. В какой бы части Города ни находился адресат, можно было быть уверенным - горгулья доставит письмо точно в срок, если ей не помешают. Август был одним из лучших, он обладал прямо-таки потрясающим нюхом на письма. И сейчас он нервно топтался в своей уютной нише, тряс ушами и то и дело слизывал длинным шершавым языком шальные холодные капли с иссечённой боевыми шрамами морды.
В оранжевом домике жгли не отправленные письма. Много писем. Целые десятки. Август чуял запах посланий, обращённых в серый дым, и от этого запаха ему становилось неуютно на душе.

читать дальше

@темы: Город, Междуглавие

10:03 

Междуглавие 7. Шестое веснаря. Вечер - ночь.

Некия
Междуглавие 7.
В котором рассказывается о трудностях межрасового взаимопонимания.




- Заколебало, - заявил Сергей и запустил в стену отвёрткой. Уронил голову на сцепленные руки и просидел так несколько секунд. Потом, что-то ворча под нос, поднялся, подобрал ни в чём не повинный инструмент и положил на место.
- У меня всё равно ничего не получится, - попытался он оправдаться. - Эта штука вообще ходить не должна. Она цепляться будет за всё что можно. При условии, что хотя бы сможет стоять. Двигательные аппараты так не делаются, понимаешь?
Бац-Бац под потолком задумчиво щёлкнул жвалами. Он никогда не спорил. Не в последнюю очередь - благодаря отсутствию хоть какого-нибудь речевого аппарата.
- Ну не знаю я, что мне делать, не знаю, - Сергея, видимо, вполне устраивала и такая реакция. - У меня противоречивые задачи. Несовместимые. Почему они все не могут быть как ты?
Не прекращая жаловаться, он вышел из мастерской, сбрасывая на ходу халат. Паук следовал за ним по потолку. Больше он даже не щёлкал - только слушал.
- Пойду пройдусь, - сообщил механик, снимая с крючка штормовку. - Будут ломиться Валеты - откусывай головы сразу.
На Светлой стороне он повесил табличку "Ушёл на базу". Теневую предпочёл оставить как есть.

В этом городе ему никогда не удавалось долго раздражаться. Улицы привычно ложились под ноги, петляли, вели знакомыми любимыми маршрутами, и с каждым шагом злость и усталость улетали прочь. Последние солнечные лучи скакали по крышам, отражались в оконных стёклах, заглядывали в глаза, будто приветствуя и играя.
История повторялась - этой ночью Сергей снова проснулся часа в три и работал почти без перерыва до самого вечера. Рано или поздно тело должно было припомнить ему все издевательства, но сейчас не было даже сонливости. Механик вдыхал прохладный вечерний воздух, шагал по пустынным улочкам Светлой и старался ни о чём не думать.
Получалось до самой окраины, когда вместо привычной брусчатки под ногами оказалась трава, а шум и перезвон отходящего ко сну города сменились шелестом деревьев. Сергей запрокинул голову, глядя на верхушки сосен, явно разменявших не один век. В этой части карманного мира ему бывать ещё не приходилось, он даже не знал, что рядом с Городом вообще есть хоть что-то. Покосился на ботинки - не самая подходящая обувь для прогулки по лесу. А затем махнул рукой и зашагал по узкой лесной тропинке.

читать дальше

@темы: Оглавление, Междуглавие

01:06 

Глава 30. Второе веснаря. Утро - вечер.

Некия
Глава 30.
В которой празднуют день рождения Джека Ингвера, но подарков не дарят, скорее, наоборот.




В ту ночь Оскар так и не смог заснуть - им овладела тупая, бессонная усталость, когда мысли становятся тяжёлыми, а воздух кажется слишком густым и душным. Он сидел на полу, откинув голову на постель, смотрел, как медленно движется в ночном небе больная красноватая луна и слушал спокойное дыхание спящей невесты. Время от времени ему начинало чудиться, что этого тихого, равномерного звука больше не слышно, и тогда замирало его собственное сердце, отказываясь биться. Потом луна ушла, он смотрел в клубящуюся за окном темноту сухими воспалёнными глазами, а минуты текли чересчур долго.
Через подоконник перемахнул белый полупрозрачный зверь, оказавшийся кошкой, бесшумно приземлился на лапы и негромко, вопросительно мурлыкнул.
Оскар хотел погладить кошку, но не смог пошевелиться и тогда понял, что всё-таки спит.

За окном занимался рассвет, серый, как его крылья.

читать дальше

@темы: Оглавление, Город

НЕКИЯ

главная